Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 



П. Милгром, Дж. Робертс Экономика, организация и менеджмент: В 2-х т. / Пер. с англ. И.В. Розмаинского, Д.Е Тетерина, К.А. Холодилина под редакцией И.И. Елисеевой и В.Л. Тамбовцева — СПб. : Экономическая школа, 1999. — т. 1 – 472 с., т. 2 – 424 с.


ЭФФЕКТЫ БОГАТСТВА, МАКСИМИЗАЦИЯ СТОИМОСТИ* И ТЕОРЕМА КОУЗА

* здесь и далее читай - ценности

Во многих случаях выбор экономического решения фактически зависит от благосостояния субъекта, принимающего решение. Бедный человек (или бедная страна) не может обладать теми ресурсами, которые необходимы для того, чтобы использовать некоторые методы, к которым могут прибегать бо­лее состоятельные люди (или страны). Даже в тех случаях, когда рассма­триваемые альтернативы являются одинаково доступными для всех субъек­тов, менее состоятельный индивид все же будет оценивать их иначе, чем бо­лее состоятельный. Например, бедняка может отпугнуть тот финансовый риск, на который охотно пойдет богач. Изменения в выборе решений, происходя­щие вследствие увеличения благосостояния, получили наименование эффек­ты богатства.

 

Принцип максимизации ценности

 

Хотя эффекты богатства порой и могут иметь немалое значение, однако так бывает далеко не всегда. Фактически формальный анализ экономиче­ских аспектов организации резко упрощается в тех случаях, когда можно полно­стью игнорировать эффекты богатства. Более того, только при условии игно­рирования эффектов богатства можно дать четкое определение такому ключе­вому понятию теории управления, как «создание стоимости».

 

Отсутствие эффектов богатства.

 

Мы говорим «отсутствие эффектов бо­гатства» в отношении определенного субъекта, осуществляющего выбор одно­го из нескольких возможных решений, в том случае, если налицо выполне­ние трех условий. Во-первых, для любых двух альтернатив y1 и y2 существует определенная денежная сумма x, которая является для субъекта, принима­ющего решение, достаточной компенсацией за отказ от y1 в пользу y2 (или наоборот). Во-вторых, предварительное увеличение богатства данного субъек­та не изменило бы величины этой достаточной

 

компенсации. В-третьих, при­нимающий решение субъект должен иметь достаточно денег для того, чтобы

----------------

[1] Подобно другим создателям моделей, экономисты используют понятия пред­посылка или предположение в смысле, отличающемся от обыденного. В повседнев­ном общении предположение имеет второе значение, а именно истинность. Формули­рование предпосылки в экономической модели не связано со вторым значением. Пред­посылка — всего лишь рабочая гипотеза, используемая для абстракции от сложности реального экономического мира. Предпосылка служит для формулирования хороше­го аппроксимирующего предсказания или определения единственного фактора или результата для более детального исследования и лучшего понимания. В данной кни­ге предпосылки используются для достижения упомянутых целей.

--------------------

 

 

перенести любое уменьшение своего богатства, которое понадобится, чтобы оплатить переход от менее предпочтительного варианта к более предпочти­тельному.

Нельзя ожидать, что хотя бы одно из условий будет выполняться посто­янно. Для некоторых людей, например, не существует никакой денежной компенсации, которая заставила бы их рисковать жизнью или здоровьем, или покинуть семью и родные места, или же жить в окружении иноверцев. Тем не менее для многих часто встречающихся в деловой сфере ситуаций приня­тия решения первое условие — существование некоторой денежной суммы, способной служить компенсацией за изменение обстановки, — в значитель­ной мере выполняется.

Чтобы рассмотреть выполнимость второго условия и вытекающие из него следствия, представим себе, что некоторая корпорация внезапно «богатеет» за счет неожиданного увеличения стоимости ее активов. Если эффекты богат­ства отсутствуют, то цена, которую корпорация будет запрашивать за свои товары, и доходность, которую она будет ожидать от своих плановых инве­стиций, останутся без изменений. В этом примере отсутствие эффектов богат­ства, скорее всего, будет иметь место по крайней мере в некотором достаточ­но широком диапазоне условий благосостояния. Однако можно рассмотреть и другой пример: некий рабочий выигрывает максимальный приз в лотерее штата. Если бы не существовало никаких эффектов богатства в том, что каса­ется текущих потребительских решений, то удачливый игрок не стал бы ни покупать себе новый дом, ни увольняться с работы — в общем, не стал бы совершать все те поступки, которые обычно совершают люди, выигрывающие в лотереях. В данном случае предположение об отсутствии эффектов богат­ства кажется особенно неуместным.

Третье условие связывает первоначальное богатство принимающего ре­шение субъекта с рассматриваемыми им возможными изменениями нефи­нансового характера. Сумма, на которую можно урезать заработную плату работника в обмен на разрешение работать по скользящему графику, избегая тем самым уличных пробок в «часы пик» и связанных с ними стрессов, веро­ятно, составляет относительно небольшую часть его дохода, и в этом случае данное условие, скорее всего, выполняется. С другой стороны, для работника, обслуживающего ядерный реактор, финансовая ответственность за последствия допущенных им ошибок означала бы угрозу потери всех имеющихся у него благ, и в этом случае предположение об отсутствии эффектов богатства будет неуместным.

В целом эти примеры позволяют предположить, что допущение отсут­ствия эффектов богатства проблематично в тех случаях, когда субъектами, принимающими решения, являются индивиды и когда речь идет о перемеще­ниях крупных денежных сумм или о значительных изменениях в чьих-то условиях жизни; в этих случаях данное допущение с наибольшей вероятно­стью приводит к неправильным выводам, а вероятность его реализации явля­ется наименьшей. Когда размеры переходящих денежных сумм относитель­но малы по сравнению с финансовыми ресурсами субъектов, принимающих решения, допущение отсутствия эффектов богатства (или их незначительно­сти, в силу которой ими можно пренебречь) становится более верным.

 

Индекс эквивалентной ценности.

 

Функция полезности для субъекта, принимающего решения, при отсутствии у него эффектов богатства в отноше-

нии некоторого набора возможных решений может быть представлена в виде очень простого выражения.

Пусть х — благосостояние субъекта, принимающего решение, выражен­ное в денежной форме, а у — совокупность всех остальных факторов, связан­ных с рассматриваемыми решениями и оказывающих влияние на предпочте­ния субъекта: мнение окружающих, характер работы и ее трудоемкость и т. д. Важным является случай неопределенного дохода и неопределенных расходов, когда х интерпретируется как определенная (или средняя ожида­емая) денежная сумма, которая будет безусловно получена субъектом, а у от­ражает рисковую составляющую дохода. В общем виде функция полезности имеет форму и(х, у), где взаимодействие х и у может носить сложный харак­тер. Однако при отсутствии эффектов богатства всегда будет существовать де­нежная сумма v(y), которую можно считать стоимостным эквивалентом на­бора у; соответственно функция полезности данного субъекта, принимающего решения, может быть выражена в форме и(х, у) = х + v(y). Иными словами, прибавляя к богатству субъекта х стоимостной эквивалент v(y), мы получаем индекс личного благосостояния, который можно назвать индексом стоимости данного субъекта.7 Индекс стоимости имеет важное значение, поскольку в тех случаях, когда он применим, связанный с ним показатель общей стоимо­сти участвующих сторон может эффективно применяться для измерения из­менения благосостояния при выработке групповых решений.8 Сформулируем следующий принцип.

Принцип максимизации стоимости. Распределение ресурсов внутри груп­пы людей, чьи предпочтения свободны от эффектов богатства, является эф­фективным только в том случае, если оно максимизирует общую стоимость участвующих сторон. Для любого неэффективного распределения существует другое (максимизирующее общую стоимость) распределение, безусловно пред­почтительное для всех сторон.

-------------------------------

7 Чтобы установить, как три предыдущих условия соотносятся с этой фор­мулой, отметим вначале, что изменение x, необходимое для того, чтобы компенси­ровать любой переход от y1 к y2, легко вычисляется по формуле x = v(y2) - v(y1), поскольку для любого данного первоначального уровня благосостояния, M, M +x + v(y2) = M + v(y1). Тогда изменение x, компенсирующее переход от y1 к y2, равно x. Вычисленная величина x не зависит от первоначального благосостоя­ния M, как требует второе условие. Для обычной функции полезности u(x, y) не может существовать ни одна величина ∆, при которой было бы верным равенство u(M + ∆, y2) = u(M, y1), как требует первое условие, и даже если бы такая величина и существовала, ее значение, как правило, зависело бы от M. Наконец, пока первона­чальное благосостояние M больше, чем максимально возможная разность между зна­чениями v(y) для двух различных значений y, трансферт x не может потребовать уплаты большей денежной суммы, чем та, которой располагает данное лицо; следо­вательно, выполняется третье условие.

8 Общую стоимость, кроме того, иногда называют совокупной премией (потре­бителя и/или производителя).

-------------------------------

 

 

Логика максимизации ценности

 

Чтобы подтвердить этот принцип на конкретном примере, рассмо­трим некое инвестиционное решение, принимаемое двумя лицами, чьи функции

удовлетворяют условиям отсутствия эффектов бо-

наивысшей общей стоимости не существует ни одной точки — ни на этой, ни на любой другой линии, — которая была бы предпочтитель­ной по Парето. Следовательно, любое распределение (x1, x2, y) является эффективным в том и только в том случае, если y максимизирует общую стоимость: P(y) + v1 (y) + v2(y).

Для этого вывода существует несложное интуитивное объяснение: прирост общего дохода всегда можно распределить таким образом, что­бы возросло благосостояние каждой заинтересованной стороны. Пол­ное математическое доказательство этого положения рассматривается в разделе Упражнения в конце данной главы.[1]



[1] При наличии эффектов богатства размещение, максимизирующее сумму по-лезностей, остается эффективным, однако возможно существование эффективных рас­пределений, не максимизирующих сумму полезностей.

-----------------------------

 

 

Применение принципа максимизации ценности.

 

 

Хотя мы рассматри­вали данный принцип на примере двух индивидов, осуществляющих инве­стиции, сам принцип имеет гораздо более общий характер. Когда предпочте­ния принимают ту форму, которую мы только что описали, любое решение (х, у) является эффективным в том и только в том случае, когда у выбран таким образом, что обеспечивается максимизация общей стоимости сторон. Важно отметить, что эффективность выбора (х, у) не зависит от выбора значе­ний х, которые определяют только распределение доходов совместного пред­приятия. При применении принципа максимизации стоимости можно полно­стью отделить проблему распределения стоимости от проблемы создания сто­имости. Хотя такое отделение не всегда реалистично (см. главу 8), оно часто представляется разумным и всегда упрощает анализ проблем экономической организации. По этой причине подобное разделение является удачным при­емом, когда предметом исследования является организация.

Описанная нами абстрактная модель получила широкое применение, по­скольку переменная у может быть определена множеством способов. Данная модель применима к жителям какого-то населенного пункта, где необходимо решить, как будут распределены ресурсы у, которые могут быть израсходова­ны на нужды парков, библиотек или других общественных служб. Она приме­нима и для случаев распределения сверхурочных работ (в этом случае у — личные качества человека, которому поручается сверхурочная работа), рас­пределения прав на водные источники — владелец прав), выбора марки приобретаемого компьютера — наименование марки) или выбора места для нового административного здания — название конкретной местности).

Теорема Коуза

 

На практике в мире бизнеса распределение выгод от какого-либо согла­шения между сторонами будет зависеть, разумеется, от того, какие активы вносит каждая из сторон в совместную деятельность, от терпеливости каждой из сторон, от имеющихся помимо данного соглашения альтернативных воз­можностей и т. д. Тем не менее если стороны достигли эффективной дого­воренности, т. е. такого соглашения, которое обеспечивает получение всей возможной взаимной выгоды, и если применяется принцип максимизации стоимости, то независимо от того, какие денежные суммы переходят от одних сторон к другим в результате соглашения, будет выбран такой y, который максимизирует общую стоимость всех сторон — участников соглашения. Со­отношение сил между договаривающимися сторонами окажет влияние лишь на распределение издержек и выгод от соглашения, и это распределение будет отражено значениями x. Данный вывод сформулирован в положении, автор­ство которого также принадлежит Коузу.

Теорема Коуза. Если договаривающиеся стороны достигают эффективно­го (для себя) соглашения и если их предпочтения свободны от эффектов бо­гатства, то согласованный ими выбор создающих стоимость видов деятельно­сти, y, не будет зависеть от соотношения сил сторон во время переговорного процесса или от того, какими активами владела каждая сторона на момент начала переговоров. Выбор видов деятельности будет определяться исключи­тельно фактором эффективности. Остальные факторы могут повлиять только на решения о распределении издержек и выгод от данной деятельности, x.

Это знаменитое положение является краеугольным камнем подхода к теории фирмы и других экономических организаций с позиций трансакционных издержек. При допущении отсутствия эффектов богатства теорема Коуза и принцип эффективности

подразумевают, что все реально существующие виды деятельности организуются таким образом, чтобы максимизировать об­щую стоимость сторон, причем наряду с прочими видами издержек учиты­ваются и издержки организации (трансакционные издержки). Для любого заданного плана производства, определяющего, что производится, кем и с ис­пользованием каких ресурсов (и тем самым определяющего совокупные из­держки производства), эффективной формой организации будет та, которая минимизирует трансакционные издержки, если под последними понимать издержки, связанные с управлением сделками (заключением контрактов и обеспечением их выполнения, контролем за работниками и разрешением конфликтов).

Для того чтобы оценить значимость такого подхода, будет полезным срав­нить его с иными подходами, имевшими своих убежденных сторонников.

 

Подход с позиций трансакционных издержек в сравнении с альтернативными концепциями

 

Подход с позиций трансакционных издержек резко отличается от марк­систского подхода. По мнению теоретиков-марксистов, организационные фор­мы являются отражением соотношения сил и интересов различных классов. Подход с позиций трансакционных издержек, напротив, предполагает, что выбор организации фирмы, y, не зависит от априорного соотношения сил между владельцами капитала и работниками. Например, в Югославии, где контроль работников над фирмой был нормой, трудовой коллектив нанимал руководи­телей, которые организовывали работу предприятий и создавали механизмы контроля (в том числе и контроля за работниками) подобно тому, как это делается в капиталистических фирмах.

Что касается отношений между различными фирмами, а также между фирмами и потребителями их продукции, то подход с позиций трансакцион-ных издержек предполагает, что все деловые соглашения должны рассматри­ваться как попытки увеличить общее количество благ, подлежащее распреде­лению между различными сторонами. Последователи гарвардской школыпромышленной организации11 и антитрестовского законодательства попыта­лись бы представить эти соглашения как

 

попытки фирм увеличить свою спо­собность манипулировать ценами на продаваемую ими продукцию или при­обретаемые ими материалы или труд. Например, практика применения фик­сированной торговой наценки, когда производители в своих контрактах с фирмами оптовой и розничной торговли ограничивают права последних в части установления продажных цен, подверглась нападкам со стороны при­верженцев гарвардской школы, объявивших ее ограничением свободы кон­куренции. Подход с позиций трансакционных издержек позволяет предполо­жить, что в действительности эта практика может способствовать достиже­нию эффективности. Приверженцы этого подхода могут утверждать, что при отсутствии фиксированной торговой наценки фирмы, торгующие со скидкой, поживились бы за счет других дилеров, предоставляющих потребителям не­обходимые услуги и информацию за счет торговой наценки. Освоенный их усилиями рынок сбыта данной продукции был бы затем захвачен халтурщи­ками. В конечном итоге это привело бы к сокращению объема обслуживания потребителей до уровня ниже эффективного.

Корректный способ сравнения альтернативных гипотез состоит в их сис­тематическом сопоставлении с детальным фактическим материалом. Приме­ром такого материала является наблюдение относительно методов управления в югославских фирмах. Однако само по себе оно не является достаточным до­казательством. Далее в этой книге будут приведены другие соответствующие эмпирические наблюдения.

В любом случае важно не забывать о том, что практическая примени­мость теоремы Коуза и различных ее следствий зависит от соблюдения при­нятого для этой теоремы

ограничительного условия в отношении характера предпочтений и — что, вероятно, еще более важно, — от возможностей осущест­вления неограниченных трансфертных платежей между сторонами.12 Выво­ды из этой теоремы неприменимы в тех случаях, когда некоторые из сторон располагают весьма ограниченным капиталом, за счет которого осуществля­ются платежи. Таким

 

образом, анализ на основе теоремы Коуза будет вполне уместным при исследовании условий контракта между «General Motors» и «Toyota», однако было бы ошибкой практически применять его при изуче­нии, например, проблем земельной собственности в какой-либо развивающейся стране или института рабства на Юге США до Гражданской войны.



11 Теория организации отраслевых рынков. (Прим. ред.).

 

12 Важнейшее условие применимости теоремы Коуза — отсутствие или незна­чительная величина трансакционных издержек взаимодействий договаривающихся сторон. (Прим. ред.).

--------------------------------------------------

 

Перейти к разделу: "экономика фирмы"

Перейим к странице: "П. Милгром, Дж. Робертс Экономика, организация и менеджмент"

 

Координация материалов. Экономическая школа





Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru