Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 





100 Hot Books (Амазон, Великобритания)

 

П. Милгром, Дж. Робертс Экономика, организация и менеджмент: В 2-х т. / Пер. с англ. И.В. Розмаинского, Д.Е Тетерина, К.А. Холодилина под редакцией И.И. Елисеевой и В.Л. Тамбовцева — СПб. : Экономическая школа, 1999. — т. 1 – 472 с., т. 2 – 424 с.

 

ЦЕЛИ ОРГАНИЗАЦИИ

 

Традиционно авторы учебников по экономике и менеджементу принима­ют за аксиому то, что фирмы стремятся к максимизации своих прибылей или же — при более широком подходе — приписывают организациям некие четко определенные цели, а затем предполагают, что деятельность организаций определяется стремлением достичь эти цели. Порой и мы в своей книге ис­пользуем такую гипотезу — в тех случаях, когда бывает удобно рассматри­вать организацию как некое целенаправленное объединение. Однако чаще всего мы не предполагаем, что организации как таковые имеют цели, которые они стремятся реализовать. Мы предпочитаем рассматривать решения и действия организаций как результаты либо стратегического взаимодействия преследу­ющих собственные интересы индивидов, реагирующих на различные стиму­лы, рассчитанные на то, чтобы повлиять на их поведение, либо как результат попыток коллектива или руководства добиться компромисса между интереса­ми всех сторон, затрагиваемых этими решениями. Лишь в случае примене­ния принципа максимизации стоимости имеется цель, которую можно при­писать фирме, руководствуясь исключительно соображениями эффективности.

Максимизация прибыли

Чаще всего специалисты по экономическому анализу приписывают фир­мам цель максимизации прибыли. Может показаться, что по крайней мере соб­ственники любой фирмы, исходя из эгоистических интересов, единогласно дол­жны одобрять такую цель. Действительно, мы часто строим свой анализ исходя из этого предположения, однако читателю следует помнить о том, что существует немало причин, в силу которых у владельцев фирм могут быть иные цели.

Во-первых, в той степени, в какой один из собственников фирмы явля­ется одновременно потребителем ее продукции или одним из поставщиков исходных ресурсов для данной фирмы, он может предпочитать, чтобы фирма в отношениях с ним не стремилась бы к максимизации прибылей, а, наобо­рот, обеспечивала бы ему льготы в отношении цен или условий сделок. Это обстоятельство может породить серьезные проблемы в том случае, когда полно­правными собственниками фирмы являются как ее работники, так и посторон­ние инвесторы (аутсайдеры). Работники-совладельцы (инсайдеры) могут предпо­честь, чтобы руководство фирмы в первую очередь заботилось бы о сохранении рабочих мест, высоком уровне заработной платы и обеспечении многочи­сленных льгот для работников фирмы. Между тем совладельцы-аутсайдеры могут отдавать предпочтение максимизации стоимости их инвестиций.

Во-вторых, многие решения фирмы подразумевают как неопределенность расходов и доходов, так и их растянутость во времени. В таких случаях при­нято исходить из того, что  людей интересует ожидаемая стоимость дисконти­рованного потока полезностей, которые они получают в течение определенно­го периода при различных не прогнозируемых на данный момент обстоятель­ствах (см. главу 12). Однако, поскольку владельцы фирмы расходятся в своих оценках вероятности различных вариантов развития событий в будущем, а так­же важности времени получения дохода, они могут разойтись и во мнениях по поводу планов максимизации ожидаемой приведенной стоимости прибы­лей. Вероятность возникновения такой проблемы особенно высока в том слу­чае, когда фирма решает вопрос об инвестициях в новый технологический процесс или в производство новой продукции, и выгоды и издержки, связан­ные с этими проектами, не могут быть точно определены в данный момент.

Частичное решение этой проблемы обеспечивают так называемые совер­шенные и конкурентные рынки (более подробно это понятие рассматривается в главе 3). В этом случае максимизация рыночной стоимости фирмы пред­ставляет собой ту цель, которая способна устроить всех ее собственников. В данном контексте наличие совершенных и конкурентных рынков означа­ет, что любой индивид может использовать финансовые и страховые рынки в целях перемещения дохода во времени и его распределения между различны­ми непрогнозируемыми вариантами развития событий; все это не отражается на уровне цен. Благодаря этому индивид добивается (в пределах возможного) желательной для него структуры доходов. В такой ситуации наилучший ва­риант состоит в том, чтобы максимально увеличить стоимость фирмы (оцени­ваемую в неизменных рыночных ценах), поскольку при этом обеспечивается наибольшая величина возможных инвестиций индивида, которые могут быть вложены им с учетом его предпочтений и оценок будущего развития собы­тий (см. главу 14). Однако любые рынки почти несомненно не являются со­вершенными в этом смысле. Поэтому среди совладельцев фирм возникают разногласия по поводу оптимальной стратегии фирмы, и курс на максимиза­цию рыночной стоимости не всегда получает единогласное одобрение.

В-третьих, в той степени, в какой лица, принимающие решения, не яв­ляются единственными получателями доходов фирм, они могут желать не столько максимизации общего дохода, сколько максимизации своей доли в нем. Предположим, например, что собственниками фирмы являются ее акци­онеры, несущие ответственность по обязательствам фирмы только в пределах инвестированного ими капитала (акционерная компания с ограниченной от­ветственностью), однако частично фирма финансируется за счет заемного ка­питала, т. е. займов, выплаты по которым должны производиться до получе­ния собственниками каких-либо доходов на свои инвестиции. В этом случае собственники могут предпочесть чрезвычайно рисковые инвестиции, которые не максимизируют стоимость фирмы (складывающуюся из стоимости ее заем­ного и собственного капиталов). В случае успеха таких инвестиций кредито­ры получают причитающиеся им обязательные платежи, а остаток прибыли достается владельцам собственного капитала. При неудачном обороте собы­тий долги погашаются не в полном размере и, таким образом, часть убытков переносится на кредиторов. Чем рисковее инвестиции, тем большая часть возможных убытков переносится на кредиторов, при сохранении за акционе­рами права на получение возможных прибылей. Ввиду этого акционеры мо­гут отдать предпочтение таким инвестициям даже в тех случаях, когда по­вышенный уровень риска в большей степени понижает стоимость заемного капитала фирмы, чем повышает стоимость ее собственного капитала. Дан­ный конфликт интересов будет рассмотрен нами далее, в главе 5, на примере ссудо-сберегательных учреждений.

Другие цели и интересы заинтересованных сторон

Несомненно, что для многих организаций максимизация прибыли не может выступать в качестве цели, определяющей их деятельность. Компании взаимного страхования уменьшают размеры взносов, выплачиваемых держа­телями полисов, за счет выплаты дивидендов (распределяя таким образом часть положительной разницы между 

своими поступлениями и издержка­ми). Потребительские кооперативы продают своим членам товары по ценам ниже тех, которые могли бы обеспечить максимальную прибыль. Ясно, что для таких фирм максимизация прибыли едва ли может рассматриваться как приемлемая цель. Однако в каждом из этих случаев номинальными собствен­никами фирм являются потребители (держатели страховых полисов и членыкооперативов) и продуктивный анализ их деятельности возможен, если исхо­дить из того, что структуры данных организаций рассчитаны на удовлетворе­ние интересов потребителей. Аналогично в случаях, когда фирма полностью принадлежит ее работникам, например автомобильная компания «Avis» или «Egged» — израильская компания по прокату междугородных автобусных перевозок, изучение интересов работников должно обеспечить понимание стра­тегии, выбираемой фирмой.

Даже если мы хотим предположить, что любая фирма, находящаяся в собственности частных лиц, будет организовываться таким образом, чтобы обеспечить удовлетворение интересов своих собственников, остается откры­тым вопрос: в чьих интересах организуется деятельность университета с его научно-исследовательскими подразделениями? Ответ «в интересах общества» несомненно не может считаться адекватным. Общество состоит из множества людей, чьи интересы могут противоречить друг другу. Студенты могут пред­почитать, чтобы набор кадров в университет осуществлялся главным образом исходя из преподавательских способностей; работодатели могут желать, что­бы студентов учили тому, что необходимо в их будущей профессиональной деятельности, и чтобы исследования давали быструю практическую отдачу; фанаты спорта могли бы предпочесть выделить дополнительные ресурсы на подготовку спортсменов высшего уровня; налогоплательщики могут быть за­интересованы в том, чтобы университет не требовал увеличения субсидий и принимал бы на учебу только местных жителей. В общем плане неприбыль­ные организации вообще не имеют собственников в обычном понимании это­го слова. В таких случаях, для того чтобы прогнозировать форму и образ дей­ствий организации, необходим тщательный анализ, устанавливающий, кто имеет право определять структуру организации, кто может принимать реше­ния и кто может повлиять на эти решения и их осуществление.

Аналогичные трудности встречаются и в фирмах, где наряду с интереса­ми номинальных собственников считаются законными интересы и других за­интересованных сторон. Например, в ходе одного опроса президентам 100 крупнейших фирм Японии были заданы вопросы о том, какими должны быть цели фирмы и каковы их фактические цели.[1] В ответах на оба эти во­проса «увеличение прибыли акционеров» заняло весьма скромное четвертое место, собрав всего 3.6% голосов.

 

Отвечая на вопросы о том, кому должны принадлежать и кому фактически принадлежат компании (допускалось не­сколько вариантов ответа), высшие руководители фирм поставили акционе­ров на первое место в списке тех, кто имеет право считаться собственниками, однако среди фактических владельцев первое место они отдали служащим фирм. Опрос руководителей среднего звена японских фирм показал, что они отводят акционерам лишь четвертое место в списке тех, кому должны при­надлежать фирмы, а на первом месте у них стоят служащие фирм. В состав­ленном руководителями среднего звена списке фактических владельцев фирм акционеры заняли третье место — вслед за служащими и руководством.[2]  

В других странах руководители фирм, по-видимому, также зачастую учи­тывают интересы сторон, не являющихся собственниками фирм, — работни­ков, поставщиков, потребителей, жителей района, где располагается фирма, и тех, чья среда обитания затрагивается деятельностью фирмы. В той мере, в какой номинальные собственники не могут принудить менеджеров исхо­дить в своих решениях исключительно из их интересов,  фактическая страте­гия и практическая деятельность фирмы будут представлять собой некото­рый «политический компромисс», выработанный менеджерами.

В целом допущение относительно организаций как целостностей, мак­симизирующих четко определенные цели, требует весьма осторожного к себе отношения.

 



[1] По сообщению газеты «Nihon Sangyo Shimbun» (1990. 5 July). Мы благода­рим Масахиро Окуно-Фудживара из Токийского университета за эту и следующую ссылку.

[2] По сообщению газеты «Nihon Sangyo Shimbun» (1990. 23 Apr.). Допускалось несколько вариантов ответа на вопрос.

 

 

Перейти к разделу: "экономика фирмы"

Перейим к странице: "П. Милгром, Дж. Робертс Экономика, организация и менеджмент"

 

 

 

Координация материалов. Экономическая школа







Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru