Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 



100 Hot Books (Амазон, Великобритания)

 

Об общем равновесии

 

Страны торгуют не с одной, а со многими другими странами и не двумя, а многими товарами. Упрощая, с одной стороны, ситуацию для лучшего понимания того, что же все-таки направляет международную торговлю между отдельными странами или отдельными товарами, научная мысль все же не могла избежать более общего вопроса на чем основана международная торговля со всеми странами всеми товарами? Теории школ меркантилизма и сравнительных преимуществ, по сути, представляли собой теории частичного равновесия. Довольно скоро после Рикардо обозначилась необходимость нового прорыва мысли, который и произошел с возникновением школы общего равновесия. Интересно, что следы ее в международной торговле можно найти еще до того, как она возникла в экономической теории в целом.

В 1848 г. в Лондоне почти что одновременно вышли увесистый двухтомный труд, написанный на хорошем английском языке, и небольшой буклет, написанный на хорошем немецком. Английский текст заканчивался главой «О причинах и ограниченности laissez-faire», немецкий — словами: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Англичанин и, конечно же, в своей основе философ Джон Милль встретился во времени с немцем и, конечно, тоже философом, Карлом Марксом. Первый опубликовал фундаментальные «Основы политической экономии»,[1] второй, вместе с Ф. Энгельсом,— «Манифест коммунистической партии», призыв к разрушению капитализма, напугавший Европу призраком коммунизма и призывавший не к либеральным экономическим реформам капиталистической экономики, а к революции.

Личность Джона Милля (John Mill, 1806-1873) во многом уникальна. В возрасте трех лет Милль начал учить греческий язык, в семь читал диалоги Платона, в двенадцать прошел университетский курс логики и в тринадцать знал практически все, что было известно к тому времени экономической науке, которая в области международной торговли тогда во многом остановилась на идеях Рикардо. Однако Миллю потребовалось еще тридцать лет, чтобы собраться с мыслями и написать книгу по экономике, которую многие восприняли как блестящее изложение экономической теории в духе классической школы. Разграничивая законы производства и распределения, Милль в духе либерального реформизма критиковал изъяны, капиталистического строя производства но не сам этот строй, призывая к мягким реформам.

Оказавшись на стыке эпох, Милль был воспринят современниками как продолжатель дела Рикардо, создатель учебника в классической манере, по которому учились политичес­кой экономии практически все в XIX в. С позиций сегодняшнего дня глава XVIII книги III, посвященная исключительно вопросам международной торговли, может считаться первым изложением идеи общего равновесия, легшей в основу соответствующей школы внешней торговли. Милль, начиная с упрощенной ситуации 2x2, сразу же выдвигает небесспорное, как мы видели выше, утверждение, что торговля между любым числом стран любым количествомтовара должна осуществляться на основе тех же принципов, что и торговля между двумя стра­нами двумя товарами. И немедленно формулирует идею, название которой он позаимствовал у Торренса, — идею взаимного спроса.

@ Закон взаимного спроса (reciprocal demand law). Продукция страны обменивается на продукцию других стран по таким стоимостям, которые необходимы, чтобы экспорт страны в целом обеспечивал оплату ее импорта в целом.

Условия международного товарообмена определяются условиями выравнивания между­народного спроса, а стоимости всех товаров в совокупности изменяются так, чтобы обеспе­чить равенство спроса и предложения. Вполне очевидное положение о выравнивании спроса и предложения путем изменения цен применительно к национальной экономике оказалось сначала непонятым в применении к международной торговле и совокупному спросу и пред­ложению, вызвало критику. Миллю пришлось дописать целых четыре параграфа к главе для последующих изданий, где он сформулировал в общем виде закон стоимости в международной торговле: стоимости, по которым страна обменивает свои продукты, зависят от двух факторов во-первых, от величины и растяжимости спроса других стран на ее товары по сравнению с ее спросом на товары этих стран; во-вторых, от размеров капитала, который данная страна должна высвободить из сферы собственного производства товаров, предназначенных для собственного потребления. Говоря сегодняшним языком, чем эластичнее иностранный спрос (спрос растет больше, чем падает цена) и чем больше его объем, тем благоприятнее условия для торговли. В дополнение к взаимному спросу в этом законе содержатся еще три важнейших понятия международной экономики: совокупный спрос и совокупное предложение, эластич­ность (extensibility у Милля - растяжимость) спроса по цене и общее равновесие. Во многом предвосхищая будущих теоретиков общего равновесия, Милль не исключает возможность нескольких равновесий, если спрос на экспорт неэластичен.

Теория взаимного спроса как основы международной торговли встала между рикар-дианскими сравнительными преимуществами и теорией спроса и предложения в целом. Сравнительные преимущества превратились в частный случай взаимного спроса в междуна­родной торговле в условиях свободной конкуренции, при том что сам взаимный спрос стал частным случаем анализа спроса и предложения в целом в условиях немобильности факторов производства.

Альфред Маршалл (Alfred Marshall, 1842-1924), опять же из Кембриджа, сделал следующий шаг в этом направлении, опубликовав в 1879 г. «Чистую теорию иностранной торговли»[2], во многом проясняющую теорию Милля и, обобщив сделанное ранее, в 1923 г работу «Деньги, кредит и коммерция»,[3] где в главе VI и знаменитом приложении J содержится хрестоматийная графическая интерпретация идеи взаимного спроса. Он подметил, что спрос каждой страны стимулирует предложение другой страны и спрос каждой из стран определяется предложением. Поэтому международная торговля направляется одновременно международным спросом и международным предложением. Предложение одной страны формирует спрос дру­гой страны на то, что она предлагает: спрос и предложение — выражение взаимного спроса, и стоимость товаров будет корректироваться, чтобы уравнять спрос и предложение.

Неоклассик Маршалл перебросил мостик к маржиналистам. Экономическая наука пережила очередной шок и даже поменяла название, превратившись из «political economy» в «economics», когда У Джевонс (W Jevons, 1835-1882) заявил, что основной проблемой эконо­мики является «максимизация удовольствия». Удовольствие максимизируется, если ресурсы распределяются наиболее эффективно — как внутри страны, так и между странами. Хотя школа общего равновесия в международной торговле как нельзя более хорошо вписывалась в эту конструкцию, работ, посвященных непосредственно теории торговли, маржиналисты не оставили. По этим вопросам высказались только англичанин Френсис Эдждуорт (Francis Edgeworth, 1845-1926) и француз Леон Вальрас (Leon Walras, 1834-1910), всю жизнь тво­ривший в Швейцарии, в Лозанне. Оба, вслед за Маршаллом, были пуристами — сторонни­ками чистой теории. Вальрас написал «Элементы чистой политической экономики» (1874)[4]; Эджуорт — «Чистую теорию международных ценностей» (1894).[5] Оба пытались быть математиками: известно, что Эджуорт формально не имел математического образования и изучал математику самостоятельно, а Вальрас дважды не смог сдать экзамен по математике в парижскую Политехническую школу, неплохо знал алгебру и аналитическую геометрию, но имел смутные представления о дифференциальном исчислении и ничего не знал об экс­тремумах функций. В результате с математической точки зрения аппарат, используемый их в исследованиях, весьма примитивен и сам по себе мало что добавляет по существу, хотя и переведен в труднопонимаемую прозу.

Вальрас в своей работе представил блистательный пример абсолютно абстрактной экономической науки, воспарив даже над микро- и макроэкономикой, и посему он остается во многом непонятым по сей день. Международная экономка, а уж тем более международная торговля были слишком узки для него, поэтому настоящая хрестоматия включает только не­большую выдержку по проблеме валютного курса, как наиболее близкую к международной торговле и связанную с движением капитала. Не пытаясь вывести математические условия существования общего равновесия, Вальрас показал, что при определенных условиях общее экономическое равновесие существует, и это главное. Движение к равновесию происходит путем нащупывания пути (tetonnement - фр.) в направлении равновесия на всех рынках од­новременно. Если товары находятся в разных местах, тогда, в терминологии Арроу-Дебре (Arrow-Debreu), появившейся на сто лет позднее, возникает пространственная модель общего равновесия, частным случаем которой может считаться международная торговля.

Эджуорт, будучи сторонником неклассической школы, критиковал Милля за неясность и путанность изложения теории взаимного спроса и международного ценообразования, но в изложении теории международной торговли сам не пошел дальше его. Автор знаменитой «коробки Эджуорта» — кривые безразличия, пересекаясь, образуют контрактную кривую — не применил ее к анализу международной торговли. Не он, а Парето впервые применил то, что сегодня называется «коробкой Эджуорта» сам Эджуорт, как видно из его статьи в этом томе, оперировал только одним углом с кривыми безразличия. Собственно говоря, основная заслуга Эджуорта перед школой общего равновесия в ее применении к международной эко­номике заключается в том, что он логично вписал неклассическую теорию международной торговли в более общую теорию обмена — как внутри страны, так и с другими странами, а также в теорию оптимального тарифа. В статье Эджуорт методически перебирает основные варианты, при которых может развиваться международная торговля: торговля между двумя и между несколькими странами, торговля на рыночных условиях и распределение, интересы с позицией своей страны и с позиций других стран, краткосрочная и долгосрочная перспектива, изменения режима внутри страны и за рубежом, экспортные субсидии и импортные пошлины, изменения в спросе и предложении.

Затем последовали серьезные обобщения того, что было известно по теории междуна­родной торговли; некоторые из них вышли на идею общего равновесия. Американский эконо­мист австрийского происхождения Готфрид Хаберлер (Gottfried von Haberler, 1900-1995)[6] и американский экономист канадского происхождения Якоб Винер (Jacob Viner, 1892-1970)[7] почти одновременно показали, что, будучи сформулированной в полных определениях, до­ктрина альтернативных издержек неизбежно вырождается, принимая форму условия общего равновесия, вводя непостоянство альтернативных цен и тем самым зависимость границы производственных возможностей не только от труда, но и от соотношения других факторов. Хаберлер, рассматривая внешне упрощенный случай двух стран и двух товаров, сформулировал идею производственных возможностей страны в целом, отойдя одновременно от трудовой теории стоимости.

Четыре серьезных добавления к теории общего равновесия в области международной торговли были сделаны почти одновременно в начале 1950-х гг. — на всплеске популярности модели общего равновесия будущих нобелевских лауреатов по экономике, но по сути двух профессиональных математиков, Кеннета Арроу (Kenneth Arrow) и Жерара Дебре (Gurard Debreu), которые доказали математически существование точки общего равновесия в условиях чистой конкуренции.[8]

Применительно к международной торговле англичанин Джеймс Мид (James Meade, 1907-1995) выдвинул идею кривых безразличия в торговле — графическое представление сочетаний количеств экспорта и импорта, где каждая точка представляет собой одинаковую полезность для потребителя, — аналог кривым безразличия в обществе.[9] Названные кривыми предложения (offer curves) и легшие в основе теории взаимного спроса (reciprocal demand), они показывают альтернативные размеры экспорта и импорта, которыми две страны могут обмениваться при всех возможных уровнях цен. Мид вывел кривые предложения из сочетания национального предложения товаров (границы производственных возможностей) и спроса на них (общественных кривых безразличия в потреблении). Таким образом, в своей основе неоклассическая теория взаимного спроса в международной торговле нашла логическое за­вершение. Торренс ввел понятие взаимного спроса. Милль использовал его для того, чтобы определить равновесное соотношение цен экспорта и импорта (по сути, условия торговли) иликоличество импорта, которое можно приобрести за единицу экспорта. Маршалл перевел эту идею на язык геометрии и проанализировал проблемы стабильности равновесия торговли на основе взаимного предложения. Эджуорт показал, что равновесных оптимальных сочетаний экспорта и импорта может быть множество — вдоль контрактной кривой. Наконец, Мид уста­новил четкую связь между кривыми предложения и внутренним производством и спросом.

Американец Пол Самуэльсон (Paul Samuelson, род. 1915) рассмотрел проблему общего равновесия в международной торговле в контексте проблемы международных трансфертов.[10] Репарационные платежи, которые требовались от Германии по результатам Первой мировой войны, породили бурные дебаты, в том числе между Кейнсом и Олином,[11] по вопросу о воз­действии трансфертов на условия торговли — соотношение экспортных и импортных цен. Кейнс считал, что страна осуществляет односторонний трансферт (инвестиции, репарации, грант и т. д.) другой страны, условия торговли страны-донора ухудшатся: помимо самих вы­плат, донор будет нести и «вторичное бремя» в виде уменьшения цен на экспортируемые им товары относительно цен импортируемых товаров. Если кривая международного спроса для страны-получателя имеет эластичность ниже единицы, конкуренция порождает тенденцию к бесконечному ухудшению условий торговли для донора. Олин и его последователи считали, что ухудшение условий торговли для донора не является неизбежным, поскольку влияние трансферта на условия торговли не зависит от эластичности цен одной отдельной кривой предложения или от эластичностей цен двух кривых, а зависит от эластичности дохода или расположенности к потреблению в каждой из двух стран. Разобрав основные случаи — при свободной торговле и наличии торговых дисторсий, - Самуэльсон пришел к выводу, что в случае полного отсутствия препятствий для торговли невозможно установить влияние трансферта на условия торговли, а в случае наличия таких препятствий, трансферт ухудшает условия торговли донора, если его предельная склонность к затратам на экспортный товар больше склонности к затратам на этот товар у получателя трансферта. Тем самым в общее равновесие был введен фактор межстранового перераспределения дохода, который влияет на совокупный спрос страны-партнера, оставляя совокупное предложение товара неизменным.

Чуть позже Джагдиш Бхагвати (Jagdish Bhagwati, род.1933), американский ученый индийского происхождения, обратил внимание на симметричную проблему — увеличения совокупного предложения без соответствующего увеличения спроса.[12] При весьма жестких допущениях относительно совокупного спроса и предложения теоретически возможна си­туация, что экономический рост приведет к значительному ухудшению условий торговли, которое нейтрализует положительные последствия роста и снизит реальный доход страны, — возникнет рост, приводящий к обнищанию. Ситуация возможна скорее в случае большой страны или создания нового товара, когда резкий рост производства и экспорта сокращает международные цены настолько, что изначальный положительный эффект от роста экспорта полностью перекрывается потерями из-за снижения цен. Для общеравновесного состоянияв международной торговле при торговле большим числом товаров это скорее теоретическая возможность, нежели практическая угроза.

Тот же Самуэльсон развил идею уравнивания цен на факторы и товары в условиях общего равновесия.[13] Он задал простую систему общего равновесия из двух уравнений - производс­твенной функции, по которой производство всех товаров зависит от использования факторов производства на каждый из них, и функции цены фактора, которая равна его предельной производительности. Если известны цены факторов, а цены на производимые с их помощью товары свободны, то функции показывают, при каких ценах на товары их производство будет иметь место. Если, наоборот, известны цены на товары, и число товаров равно количеству факторов, больше чем факторов, и меньше числа факторов. В первом случае общее равновесие говорит, что если цены на торгуемые товары заданы мировым рынком, производственные функции стран, участвующих в международной торговле идентичны, и препятствия для торговли отсутствуют, то цены на факторы должны полностью уравняться. Во втором случае страна будет производить, по крайней мере, столько товаров, сколько существует факторов, производство товаров, цена которых окажется ниже удельных издержек на их производство, будет прекращено, и цены, существующие факторы в результате торговли, полностью урав­няются, но все страны, участвующие в торговле, будут продолжать производить какое-то количество всех товаров. В третьем случае выравнивания цен факторов не будет. Для перехода непосредственно к общему равновесию в международной торговле Самуэльсон добавляет еще два уравнения: количество товаров равно количеству факторов, а общемировой объем произ­водства равен общемировому объему потребления и показывает, что правила взаимодействия цен на товары и факторы производства, указанные выше, продолжают соблюдаться. Общее равновесие существует, причем их может быть несколько, т. е. оно неустойчиво.

@ Общее равновесие (general equilibrium). Международная торговля является одним из проявлений поиска равновесия на рынках путем балансирования их агрегированного спроса и агрегированного предложения.

Таким образом, международная торговля — одно из видимых проявлений Вальрасовского нашупывания, когда в условиях свободы конкуренции все рынки одновременно путем проб и ошибок движутся к некоторому идеальному равновесному состоянию. Международный перелив товаров и факторов — это только один из многих балансирующих механизмов. Международный рынок выступает не более чем одним из этих многих рынков, которые одновременно стремятся к равновесию, а международная торговля — одним из каналов, по которому уравнивается совокупный (взаимный) спрос и совокупное (взаимное) предложение: либо через изменение цен, при неизменных количествах, либо через изменение количеств при неизменных ценах, либо через изменение количеств и цен одновременно. При свободном поиске общего равнове­сия государственное вмешательство ненужно, и школа общего равновесия в международной экономике тем самым тяготеет к неклассической школе политической экономии.

Проблемы с общим равновесием заключаются в том, что на его основе очень сложно вывести операционально значимые рекомендации. Если школа сравнительных преимуществговорила, что страны в международной торговле должны более-менее специализироваться на товарах, в которых они обладают превосходством в производительности труда или обеспе­ченности факторами, то единственное, что может порекомендовать школа общего равновесия, — построить многофакторную эконометрическую модель, вроде GTAP,[14] считать все ее связи стабильными и пытаться моделировать воздействие изменений в экономической политике на международную торговлю. Такие модели полезны, особенно для иллюстративной квантифика-ции воздействия предпринимаемых мер на уровень благосостояния, объемы торговли, уровни цен и пр. Однако, учитывая, что общее равновесие основано на очень сильном предположении об абсолютной свободе конкуренции, которой не было нигде и никогда, и что его основные параметры не поддаются эмпирической проверке, эта школа международной торговли может считаться классическим образцом абстрактного ответа на абстрактный вопрос: почему тор­говля происходит в принципе?



[1] Русский перевод: Милль Дж. Основы политической экономии. В 3 т. М.: Прогресс, 1980-1981.

[2] Marshall A. The Pure Theory of Foreign Trade. 1879.

[3] Marshall A. Money, Credit and Commerce. 1923.

[4] WalrasL. Elements d'economie politique pure, ou theorie de la richesse sociale. (В английском переводe: Elements of Pure Economics, or the theory of social wealth.) 1874.

[5] Edgeworth F. The Pure Theory of International Values. // F. Y. Edgeworth: Papers Relating to Political Economy. 1925; originally «The Theory of International Values», Parts I, II and III, from Economic Journal, 1894.

[6] Haberler G. The Theory of International Trade: With Its Applications to Commercial Policy. 1936.

[7] Viner J. Studies in the Theory of International Trade. 1937.

[8] Arrow K. J., Debreu G. Existence of an Equilibrium for a Competitive Economy // Econometrica. 1954. Vol. 22. No 2.

[9] Meade, J. E. A Geometry of International Trade. London: Allen and Unwin, 1952.

[10] Samuelson P. A. The Transfer Problem and Transport Costs. I. The Terms of Trade When Impediments Are Absent. II. Analysis of Effects of Trade Impediments // Economic Journal. No. 57, P. 278-304 (June 1952); No 59, P. 264-290 (June 1954).

[11] Keynes J. The German Transfer Problem; Ohlin B. The German Transfer Problem: A discussion // Economic Journal. 1929. 39.

[12] Bhagwati J. Immiserizing Growth: A Geometrical Note // Review of Economic Studies 25. 1958. June. P. 201-205.

[13] Samuelson P. A. Prices of Factors and Goods in General Equilibrium // Review of Economic Studies, 21, 1-21 (1953-1954).

[14] GTAP (Global Trade Analysis Project) - Проект анализа глобальной торговли — вычисляемая модель общего равновесия для анализа экономического воздействия торговли и торговой политики на страны и их группы. См.: http://www.gtap.agecon.purdue.edu/

 

 

Вернуться

 

 

Координация материалов. Экономическая школа







Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru