Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 




100 Hot Books (Амазон, Великобритания)

 

О конкурентных преимуществах

 

Размещенные во второй части «Международной экономики» статьи связаны одной об­щей темой: они — своеобразный ответ экономистам-теоретикам международной торговли, которые в большинстве своем проповедуют нормативный подход («что должно быть»), со стороны экономистов-практиков, следующих в основном позитивному подходу («что есть»). Теории позитивистов логически менее целостны и стройны, их имена по большей части уже менее различимы в истории экономической мысли в целом по сравнению с нормативистами. Широкие вопросы о месте международной торговли в экономической теории практики не рассматриваются, как не имеющие прикладного значения, фундаментальная экономическая наука все более интегрируется с прикладной экономикой, которая постепенно срастается с бизнесом. Международная экономика, изучаемая в большинстве университетов мира на фа­культетах искусств (departments of arts), в свою очередь, постепенно сливается с международ­ным бизнесом, изучаемым в бизнес-школах (business schools) при университетах. Экономика перестает быть искусством, становится ремеслом.

В центре школы конкурентные преимуществ — фирмы, конкретные производители, а не страны. Основной вопрос международной торговли превращается из общенационально­го — «почему торгуют страны?» в прикладной «почему торгуют фирмы?». Строго говоря, страны также включают фирмы, но агентами международной торговли могут выступать и правительства (государственная торговля), и физические лица, поэтому основной вопрос классических школ охватывал в том числе и интересы фирмы. Но в прикладном плане ин­тересы фирмы безусловно преобладают. Соответственно, и изначальные движущие силы международной торговли не столь важны для анализа, наличие или отсутствие относительных преимуществ уже никого не волнует. Главное — что создает конкурентные преимущества фирмы в международной торговле и на это направлены искания лучших умов международной экономики начиная со второй половины XX в.

Весьма крупный выброс новых теорий международной торговли произошел в начале 1960-х гг., в период, когда термин «научно-техническая революция» (НТР) был особенно в моде. И видимо, не случайно. Период 1961-1966 гг в мире был по-своему удивителен. Взлет и падение двух выдающихся политических лидеров — Э. Кеннеди (E. Kennedy) в США и Н. Хрущева в СССР, впервые реально поставивших мир на грань ядерной войны, но проявивших мудрость и нашедших в себе силы одуматься. В космической гонке полеты россиян с простыми русскими фамилиями - Ю. Гагарин, В.Терешкова и впервые вышедшего в космос Н. Леонова, советских героев космического выживания, немедленно были повторены за океаном людьми с простыми американскими фамилиями - А. Шепардом (A. Shepard), Г. Купером (G. Cooper) и Э. Уайтом (E. White). За взлетом Бобби Фишера (Bobby Fischer), 17-летнего шахматного гения в Америке, следует появление Бориса Спасского, шахматного гения в СССР. Англия впервые слушает вокально-драматический»Военный реквием» Дж. Бриттена (G. Britten), на что россиянин Д.Шостакович немедленно откликается вокально-драматической симфонией № 13 «Бабий яр» на стихи 30-летнего Е. Евтушенко и немедленно обвиняется в антисемитизме. В западной части разделенного Берлина открывается здание Берлинской филармонии — на многие годы дом гениального дирижера Г. Караяна, а в Нью-Йорке — довольно нелепое здание театра Метрополитен-опера с фреской М. Шагала «Триумф музыки». Американцы распева­ют «Хеллоу Долли» («Hello Dolly») из одноименного мюзикла Дж. Хермана (J. Herman) и впервые видят оригинал «Джоконды» великого Леонардо да Винчи, привезенный к ним из парижского Лувра. В России практически ничего не пишущий писатель М. Шолохов полу­чает Нобелевскую премию по литературе за удивительный по зрелости роман «Тихий Дон», созданный 35 годами ранее, в незрелом юношеском возрасте (поэтому его авторство до сих пор оспаривается), а А. Солженицын публикует повесть «Один день из жизни Ивана Дени­совича» — повесть запрещают.

В это неординарное время, названное в России «оттепелью», даже экономисты, очнувшись от умопомрачающих дискуссий 1950-х о сравнительных преимуществах и общем равнове­сии, неожиданно превратились в прагматиков. Наконец, оторвавшись от бумаги и взглянув на окружающий мир они, к своему удивлению, обнаружили, что международная торговля, во всяком случае в ее большей части, развивается по каким-то неведомым еще законам. В самом деле, почему Швейцария экспортирует часы? Неужели потому, что она относительно лучше обеспечена высококлассными часовщиками? Более того, видимой специализации, на производстве товаров с относительным преимуществом не происходит — развитые страны продают друг другу промышленные товары, из которых главным являются автомобили. На­иболее активно торгую друг с другом страны с одинаковым уровнем развития — чем выше этот уровень, тем больше объем торговли, — которые продают друг другу сопоставимые номенклатуры товаров. Сравнительные преимущества в своем экстремальном варианте абсо­лютных преимуществ, безусловно работали только применительно к монотоварным странам, способным действительно производить нефть, хлопок или бананы намного дешевле, чем все другие. Общее равновесие бессознательно применялось бизнесменами при оценке емкости новых рынков — по сути платежеспособного спроса на их определенный экспортный продукт, да и то сводилось к простому расчету потребительского спроса (доход на душу населения, умноженный на количество потенциальных покупателей продукта) и инвестиционного спроса (частные и государственные инвестиции).

Первым атаковал соотечественников 30-летний швед Стаффан Линдер (Staffan Linder, род. 1931), который в 1961 г защитил диссертацию в Стокгольмской школе экономики, оппо­нентом по которой выступил Карл Киндлебергер (Charles P. Kindleberger) и которая сразу же была издана отдельной книгой.[1] Ставший позже известным политическим деятелем, министром торговли Швеции, членом Европарламента, Линдер показал, что способность страны к экспорту зависит, прежде всего, от внутреннего спроса и поэтому страны со схожим внутренним спросом будут торговать друг с другом более активно, чем страны с различной структурой внутреннего спроса. Поскольку уровень внутреннего спроса определяется доходом на душу населения, страны с примерно одинаковым уровнем будут торговать друг с другом больше, чем страны, находящиеся на разном уровне развития. Торговля внутри страны принципиально не отличается от международной — и та и другая вызывается внутренним спросом. Торговля однотипными товарами объясняется их бесконечной дифференциаций. Расстояние препятствует международной торговле. Идея в теории международной экономики заслужила ранг гипотезы.

@ Гипотеза Линдера (Linder hypothesis). Международная торговля является результатом спроса фирм страны торгового партнера: чем больше сходство между структурами внутреннего спроса двух стран, тем потенциально выше интенсивность торговли между ними.

Американский экономист Майкл Познер (Michael Posner, род. 1932), некогда уни­верситетский профессор, позже нью-йоркский борец за права человека, высказал в 1961 г идею, что причина международной торговли — различия в природе и темпах введения тех­нологических инноваций.[2] Исходя из допущения, что все отрасли используют одни и те же факторы производства в одних и тех же пропорциях, он показал, что они могут различаться по скорости нововведений, что приводит к торговле. Инновация приводит к появлению нового товара и спроса на него, который может быть удовлетворен как национальными, так и инос­транными производителями. Если реакция национальных производителей на новый спрос молниеносная — они быстро смогут имитировать инновацию на своих предприятиях, — весь новый спрос будет удовлетворен за счет местных источников. Если же иностранные произво­дители опередят национальных в имитации инновации, то хотя бы часть нового спроса будет удовлетворена за счет импорта и возникнет дополнительный импортный поток. Тогда если разные страны вводят инновации не симметрично, а в разных отраслях, неизбежна постоян­ная торговля между ними. По мере того как импорт удовлетворяет спрос в одной отрасли, возникает спрос в другой, затем в третьей и т. д. В результате развивается торговля между технологически сходными отраслями.

@ Теория имитационного лага (imitation lag theory). Причиной торговли продукцией схожих отраслей являются временные лаги в реакции фирм на новый спрос, часть которого удовлетворяется за счет импорта.

Следующую веху поставил в 1962 г студент Стэндфордского университета из Индии Багича Минхас (Bagicha S. Minhas, род. 1929). Уже известные К. Эрроу (K. Arrow) и Р. Соллоу

(R. Sollow), занятые в то время поисками источников повышения эффективности американской экономики через взаимозаменяемость труда и капитала, использовали его для сбора данных о доле труда в добавленной стоимости разных стран. Минхас подметил, что эластичность за­мещения между трудом и капиталом неодинакова в различных странах и отлична от единицы, как предполагалось использовавшейся тогда повсеместно производственной функцией Cobb-Douglas. Эрроу размышлял над находкой две недели, обсудил ее с коллегами, и все вместе решили для дальнейших исследований придать производственной функции новую форму. Эта функция имела эластичность замещения отличную от единицы, но тем не менее постоянную. Поскольку никто не мог произнести ее правильное название (гомогипаллагическая[3] функция), ее стали называть просто SMAC — по инициалам создателей.[4]

Как побочный продукт исследований Минхас, позже уважаемый экономист в Индии («старший экономист», по мнению коллег), опубликовал работу об инверсии факторов про-изводства.[5] Он заметил, что теория Хекшера-Олина справедлива только при сильном допу­щении об одинаковости производственной функции в торгующих странах, что, разумеется, не соответствует действительности. Однако если все же предположить, что функция одинаковая, что производители имеют доступ к одним и тем же рынкам труда и капитала и обеспечены ими относительно одинаково, то международная торговля все же возможна. Дело в том, что при определенном соотношении стоимости труда и капитала интенсивности относительного использования труда и капитала в различных отраслях изменяются: относительно капиталоем­кие отрасти становятся трудоемкими, и наоборот. Если эластичность замещения — изменение соотношения использования факторов в зависимости от изменения их относительных цен — в различных отраслях неодинакова, что реально и имеет место, такая инверсия неизбежна. На­пример, производство риса в США будет капиталоинтенсивным, поскольку он выращивается на высокомеханизированных фермах, а в Лаосе — трудоинтенсивным, ибо там его возде­лывают вручную. Роль капиталоемкого и соответственно трудоемкого может переходить от одного товара к другому, и поэтому возникновение сравнительных преимуществ и развитие международной торговли просто на основе относительно лучшей обеспеченности фактором производства принципиально невозможно.

@ Инверсия факторов производства (factor intensity reversal). Международная торговля развивается в результате различий между странами в относительной эффективности исполь­зования факторов производства в результате того, что один и тот же товар может интенсивно использовать капитал в капиталоизбыточной стране и труд — в трудоизбыточной.

Следующая веха в теориях международной торговли была поставлена в том же 1962 г. физиками — голландцем Яном Тинбергеном (Jan Tinbergen, 1903-1994)[6] при непосредс­твенной поддержке 23-летнего студента Кембриджа, жившего, правда, на триста лет раньше. В 1666 г., когда в Англии свирепствовала чума и университет был вынужден закрыться, один из студентов сидел в саду, и, по преданию, ему на голову упало яблоко. Закон всемирного тя­готения, который немедленно пришел в ушибленную голову, гласит, что две частицы материи тяготеют друг к другу с силой, прямо пропорциональной произведению их масс и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними. Используя идею Исаака Ньютона (Isaac Newton, 1643-1727), нидерландский экономист, удостоенный в 1969 г (совместно с Р. Фришем) первой Нобелевской премии по экономике, но физик по образованию (в 1926-м он окончил физический факультет Лейденского университета), выдвинул очень схожую идею. Примени­тельно к международной торговле величина экспорта страны должна зависеть положительно от ее ВНП, ибо производством определяется предложение товаров на экспорт ВНП импорти­рующей страны, поскольку он определяет емкость рынка и спрос на импорт, и отрицательно от транспортных издержек на перевозку товаров, которые тем больше, чем больше расстояние между странами. Если размеры экспорта, рассчитанные таким образом, больше фактических, то, скорее всего, имеет место субсидирование экспорта, если меньше — дискриминационные ограничения импорта. Гравитационная модель международной торговли не имеет под собой экономического содержания, но проста, оцениваема эмпирически и широко применяется для вычислений потенциальных объемов торговли между парами стран

@ Гравитационная модель (gravity model). Объем торговли между двумя странами зависит от экономического размера стран и расстояния между ними.

Неофизические отклонения ненадолго отвлекли сторонников технологических теорий международной торговли от поиска ответа на вопрос о путях воздействия технологического прогресса на рост и торговлю. Крупнейший английский экономист Джон Хикс (John R. Hicks 1904-1989)[7] не испытывал приверженности какой-либо одной теории, был лишен идеологичес­кого софизма, критиковал всех и учился у всех. В 1965 г он заметил, что технология, являясь важнейшим фактором производства, должна оказывать влияние на международную торговлю и сама выступать предметом такой торговли. Рост производства в результате технического прогресса может оказать нейтральное, положительное и отрицательное воздействие на меж­дународную торговлю. Нейтральное влияние происходит тогда, когда торговля увеличивается теми же темпами, какими растет производство. Положительное влияние технического прогресса на торговлю происходит, если он ведет к опережению ростом торговли роста производства, что обычно случается, когда при постоянных относительных ценах производство экспортных товаров увеличивается быстрее производства товаров, замещающих импорт. Отрицательное влияние технического прогресса на торговлю происходит, если он ведет к отставанию роста торговли от роста производства, что случается, если при постоянных относительных ценах производство товаров, замещающих импорт, увеличивается быстрее производства экспорт­ных товаров. Аналогичным образом рост потребления в результате технического прогресса может оказать нейтральное, положительное и отрицательное воздействие на международную торговлю.

Нейтральное влияние технического прогресса на торговлю происходит тогда, когда торговля увеличивается теми же темпами, какими растет потребление. Положительное вли­яние технического прогресса на торговлю происходит, если он ведет к опережению ростом торговли роста потребления. Это обычно происходит, когда при постоянных относительных ценах потребление импортных товаров увеличивается быстрее потребления экспортных товаров. Отрицательное влияние технического прогресса на торговлю происходит, если он ведет к отставанию роста торговли от роста потребления. Это обычно происходит, когда при постоянных относительных ценах потребление импортных товаров отстает от роста потреб­ления экспортных товаров. Возросшие в результате технического прогресса производство и потребление могут оказать нейтральное, положительное и отрицательное воздействие на международную торговлю. Все зависит от того, в какой комбинации соединятся различные типы производства и потребления, усилят ли они или нейтрализуют друг друга.

@ Технологический прогресс по Хиксу (Hicksian technologialprogress). Международная торговля является следствием сдвигов в относительных преимуществах между странами под воздействием технологических инноваций на цены факторов производства, которое может быть нейтральным, трудосберегающим и капиталосберегающим.

Американский экономист венгерского происхождения Бела Баласса (Bela Balassa, 1928-1991) был следующим, кто занялся проблемой торговли идентичными товарами и в 1966 г. ввел понятие внутриотраслевой торговли, отличив ее от межотраслевой.[8] Иммигриро­вав в США и получив докторский диплом в Йельском университете, он много и плодотворно работал в ведущих американских университетах, периодически консультировал Мировой банк, писал книги о международной торговле и о Венгрии. Как любой ученый, для которого английский язык не родной, Баласса оказался продуктивен в создании новых понятий: в международную экономику он ввел, например, «выявленное сравнительные преимущество» (revealed' comparative advantage), «полуиндустриальные страны» (semi-industrial countries) и «индекс внутриотраслевой торговли» (intaindustry trade index). В своем преимущественно эмпирическом исследовании он показал, что значительная часть международной торговли развивается благодаря дифференциации продуктов. Под дифференцируемым понимается продукт, который покупатель может различить не по его функциям, а только по фирме-про­изводителю (покупать «Тойоту» или «Хонду»?) либо по стране происхождения (покупать компьютер китайской или малазийской сборки?).

Оказалось, что внутриотраслевая торговля положительно коррелирует с дифференци­ацией продуктов. Между странами с разным соотношением труда и капитала преобладала межотраслевая торговля, между странами, где это соотношение было близко, внутриотрас­левая торговля доминировала. Используя индекс внутриотраслевой торговли, вычисляемый как частное абсолютного значения разности экспорта и импорта каждой из 91 товарных группи их суммы, Баласса показал, что внутриотраслевая торговля занимает до половины общего объема взаимной торговли развитых европейских стран. Если сравнительные преимущества могли объяснить межотраслевую торговлю, то дифференциация продуктов объяснила внут­риотраслевую торговлю, которая развивается, даже если ни одна из стран не имеет серьезного относительного преимущества.

@ Теория внутриотраслевой торговли (intra-industry trade theory). Причиной между­народной торговли одинаковыми товарами является их дифференциация по фирме, стране производства или другим признакам.

Одновременно, в том же 1966 г. Реймонд Вернон (Raymond Vernon, 1913-1999), вы­шел с идеей цикла жизни продукта.[9] Заядлый яхтсмен, Вернон долгие годы прослужил в американском госдепартаменте, был переговорщиком в GATT, профессором в Гарварде. Он написал одно из первых серьезных исследований феномена транснациональных корпораций и зарубежного инвестирования. Заслуга Вернона перед теорией международной торговли состоит в том, что он применил к ней уже известную к тому времени в бизнес-школах идею разделения жизни товара на три фазы: новый продукт, зрелый продукт и стандартизированный продукт. Идея, которая вряд ли может считаться экономической теорией, заключалась в том, что США, как технологически наиболее развитая страна, выпускает новый продукт, который на первом этапе предназначен для внутреннего потребления. По мере роста производства на втором этапе спрос на новый продукт возникает за рубежом — в других развитых и разви­вающихся странах, начинается его экспорт пока без конкуренции со стороны иностранных производителей. На третьем этапе часть производства товара переносится за рубеж по ли­цензии или иностранные производители начинают имитировать продукт сами. На четвертом этапе иностранные производители, которые производят товар с меньшими издержками, чем в стране-создателе, начинают экспортировать его сами. На пятом этапе страна-создатель прекращает производство и удовлетворяет свой спрос за счет импорта. Таким образом, при создании нового товара можно ожидать, что он будет сначала производиться для внутреннего потребления, затем экспортироваться и, наконец импортироваться. Такой временной профиль полностью вписывался в идею нового международного экономического порядка, поскольку в конченом итоге именно развивающиеся страны должны оказаться экспортерами промыш­ленных продуктов в развитые страны. Правда, это относится к продуктам вчерашнего дня и действует очень ограниченный срок — до их естественной смерти.

@ Теория цикла жизни продукта (product cycle theory). Международная торговля и инвестиции возникают в результате прохождения товарами этапов своего жизненного цикла, некоторые из которых требуют экспорта, импорта и зарубежных инвестиций.

Идея жизненного цикла подчеркнула еще одну очень важную характеристику между­народной торговли, которую не могли заметить все предшествующие пионеры, поскольку ее просто не было: международная торговля осуществляется в значительной степени междуподразделениями транснациональных корпораций. Поэтому классическое допущение о полной свободе конкуренции для приближения теорий к реальности должно быть заменено допущением о существовании олигополии или даже монополистической конкуренции. В 1979 г. один из самых блистательных американских экономистов нового поколения, Пол Кругман (Paul Krugman, род. 1953) сделал именно это, возродив старую идею экономии от масштаба — сокращение средних издержек производства по мере его роста — и мастерски применив ее к теории международной торговли.[10]

Модели экономики масштаба могут быть разделены на три группы: при допущении полной конкуренции, при допущении монополистического поведения на рынке и допущении олигополии. В антологии содержится статья Кругмана об экономике масштаба в условиях монополистической конкуренции. Новизна заключалась в том, что ранее рассматривался вне­шний эффект масштаба — увеличение количества фирм, производящих один и тот же товар, тогда как размер каждой из них остается неизменным, а Кругман использовал внутренний эффект масштаба, который предполагает, что объем производства товара остается прежним, а количество фирм, производящих его, сокращается. Внутренний эффект масштаба ведет к возникновению несовершенной конкуренции (чистой монополии в экстремальном случае), при которой производители могут влиять на цену своих товаров и обеспечивать увеличение объема продаж за счет снижения цены. Размеры рынка могут увеличиваться за счет роста рабочей силы, торговли и миграции. Когда две страны торгуют друг с другом, совокупный рынок оказывается больше, чем простая сумма рынков двух стран, количество фирм и, значит, разнообразие товаров, которые они производят, возрастают, а цена единицы товара снижает­ся. Направление торговли неопределенно, но ее объемы в результате экономии от масштаба увеличиваются, даже если нет различий в относительной обеспеченности факторами или во вкусах потребителей.

@ Экономия от масштаба (economy of scale). Международная торговля возникает вследс­твие стремления фирм снизить издержки производства за счет увеличения рынка сбыта.

Эльханан Хелпман (Elhanan Helpman, род. 1946) из израильского Тель-Авивского университета, а позже из американского Гарварда, в 1981 г. подвел итог тому, что на том эта­пе называлось «новой теорией международной торговли».[11] Родившийся в узбекском городе Джалалабаде, очень плодовитый автор нового поколения с хорошей математической подготов­кой свел воедино теории, объясняющие международную торговлю разной обеспеченностью факторами производства, существованием дифференцированных продуктов в одних и тех же отраслях и экономией от масштаба в условиях монополистической конкуренции. Интегрируя тем самым теории промышленной организации с теориями международной торговли, он по­казал, что направления межотраслевой торговли все же могут быть спрогнозированы исходя из информации об относительной обеспеченности стран факторами производства, но не из информации о ценах факторов или ценах на произведенные с их помощью товары, которые существуют до начала торговли. Направления внутриотраслевой торговли зависят от различийв уровнях дохода на душу населения и от экономического размера страны, поскольку из-за экономии от масштаба цена товара в крупных странах всегда будет относительно ниже, чем в мелких, - возникает так называемое «ложное сравнительное преимущество». Увеличение межстрановых различий в соотношении капитала и труда сокращает долю внутриотраслевой торговли в международной торговле стран. Общий объем торговли тем меньше, чем больше разрыв в экономическом уровне торгующих стран. Объем торговли достигает максимально возможной величины, когда экономические размеры торгующих стран равны.

@ Дисперсия относительной обеспеченности факторами производства (dispersion of relative factor endowment). Причиной возникновения внутриотраслевой торговли является сходство в относительной обеспеченности стран факторами производства в отдельных отрас­лях; причиной возникновения межотраслевой торговли является различие в относительной обеспеченности стран факторами производства в отдельных отраслях.

Логическое завершение школа конкурентных преимуществ получила в работах Майкла Портера (Micahel Porter, род. 1947), одного из четырех полных профессоров Гарвардского университета за всю историю его существования. В 1990 г. он не задумываясь объявил, что «доктрина, зародившаяся еще во времена Адама Смита и Давида Рикардо и прочно укоре­нившаяся в классической экономической теории, в лучшем случае является неполной, а в худшем — неверной».[12] Избрав эмпирический путь исследований, он, возглавляя группу, в поиске детерминант конкурентных преимуществ исследовал более 100 отраслей в 10 ведущих и установил, что таковых четыре: состояние факторов производства, состояние спроса, состояние смежных и вспомогательных отраслей и фирменная стратегия, структура и соперничество. Правительства и случай также играют важную роль. Все четыре детерминанты связаны друг с другом как стороны и хорды ромба. Под конкурентоспособностью (competitiveness) понимается производительность труда — стоимость производства на одного занятого. Производительность повышается за счет технологических инноваций и конкуренции на расширяющемся рынке. Наиболее конкурентоспособные фирмы находятся в кластерах (clusters) — географическом сосредоточении вертикально и горизонтально интегрированных однородных и поддержива­ющих производств. Конкурентные преимущества создаются, а не наследуются.

@ Competitive advantage (конкурентные преимущества) — теория, объясняющая между­народную торговлю завоеванием фирмами конкурентных преимуществ на мировом рынке.

Теория Портера нашла когорты приверженцев в бизнес-школах, где ее разобрали на составляющие и стали преподавать механику достижения конкурентных преимуществ по каждой из детерминант. Университетские департаменты искусств приняли ее куда более сдержанно. Многие не увидели принципиальной разницы между конкурентоспособностью по М. Портеру и абсолютными преимуществами по А. Смиту: и то и другое измеряется производительностью труда. Другие усмотрели в конкурентных преимуществах повторение теории экономии от масштаба больше объемы производства - ниже себестоимость единицыпроизведенного. Третьи вообще заявили, что Портер перепутал экономику с экономической географией, которая и должна заниматься изучением расположения производственных ре­сурсов, будь то расположение по кластерам или какое-либо иное. Тем не менее в последние годы идеи конкурентных преимуществ овладевают умами и широко используются как для прикладных целей международной стратегии фирм, так и в академических целях, таких как составление сопоставимых рейтингов конкурентоспособности стран.[13]

Какие вехи были поставлены в теориях международной торговли после этого, сказать пока трудно[14] — прошло слишком мало времени, да и лучшие умы в 1990-х годах были плотно заняты проблемами перехода бывших стран с централизованной экономикой к экономике рыночной. После завершения этого периода, поиски ответа на вопрос, что порождает международную торговлю в современном мире, возобновились, причем по всем школам — от меркантилизма до конкурентных преимуществ. Разумеется, международная торговля радикально изменилась: на смену сельскохозяйственной торговле между небольшими фирмами в условиях рудиментарной технологии без поддерживающих зарубежных инвестиций и примитивного государственного вмешательства времен Рикардо пришла промышленная торговля между транснациональными гигантами в условиях бешеной технологической гонки, агрессивной инвестиционной стратегии и изощренной государственной поддержки начала XXI в. Теории международной торговли, носящие более академический характер, дополняются теориями международной торговой политики, имеющими прикладной характер и непосредственно помогающими правительствам осуществлять государственное регулирование внешнеэкономической сферы.



[1] Linder S. B. An Essay on Trade and Transformation. New York: John Wiley and sons, 1961.

[2] Posner, M. International Trade and Technical Change // Oxford Economic Papers. 1961. Vol. 13. October. P. 323-341.

[3] Гипаллаг (греч.) - риторическая фигура, заключающаяся в присвоении известному слову в фразе того, что должно относиться к другому слову той же фразы.

[4] Arrow, K. J., CheneryH. B., MinhasB. S., SolowR. M. Capital-Labor Substitution and Economic Efficiency // Review of Economics and Statistics 53. 1961. August. P. 225-251.

[5] Minhas B. S. The Homohypallagic Production Function, Factor-Intensity Reversals, and the Heckscher-Ohlin Theorem // Journal of Political Economy.70. 1962. April. P. 138-156.

[6] Tinbergen J. Shaping the world economy. Suggestions for an international economic policy. New York:

20th Century Fund, 1962.

Hicks J. Capital and Growth. Oxford: Clarendon Press. 1965. 8vo. P. xii, 339.

[8] Balassa B. Tariff Reductions and Trade in Manufactures among the Industrial Countries // American Economic Review. 1966. Vol. 56. R 466—173. В ней автор предложил формулу для вычисления внутри­отраслевой торговли xl"Если значение индекса близко к 1, преобладает межотраслевая торговля, если оно близко к 0, - внутриотраслевая, поскольку числитель приближается к 0, если экспортируется и импортируется товар одной и той же категории. В хрестоматию включена более поздняя статья автора на ту же тему.

[9] Vernon R. International Investment and International Trade in the Product Cycle // Quarterly Journal of Economics. 1966. 80 (2). P. 190-207.

[10] Krugman P. R. Increasing returns, monopolistic competition, and International trade // Journal of International

Economics. 1979. 9. P. 469-479.

[11] HelpmanE. International trade in the presence of product differentiation, economies of scale and monopolistic competition // Journal of International Economics. 1981. 11. P. 305-340.

[12] Porter M. The Competitive Advantage of Nations // Harward Business Review. March -April 1990. P. 73-93. Русский перевод: ПортерМ. Конкурентные преимущества стран / Под ред. В. Д. Щетинина. М.: Международные отношения, 1993.

[13] Index of national competitiveness. — World Economic Forum. Geneva, 2004

[14] Упомяну здесь лишь одну книгу Gomory R. E. Baumol W. J. Global Trade and Conflicting National Interests. Cambridge, London: MIT Press, 2000. Идея в том, что международная торговля основана на глубоком конфликте интересов торгующих стран. Более конкурентоспособный иностранный партнер вытесняет местных производителей, увеличивается безработица, падает жизненный уровень (мерканти­лизм?). Само начало производства экспортного товара основано на способности создать крупное высоко­технологичное предприятие, заплатив высокую цену (300 000 - 500 000 долл.) за вход на рынок (start up costs). Предприятия не могут начать экспорт, если текущий объем будущей прибыли недостаточен, чтобы покрыть эти расходы. Конкурентоспособное производство самолетов или автомобилей невозможно на предприятиях из десятка работников, и те, кто не в состоянии приобрести самую новую технологию и нанять тысячи высококвалифицированных работников, шансов в мировой торговле не имеют (экономия от масштаба?). Экспортируют только страны, которые создали крупномасштабные сохраняемые отрасли (retainable industries) — отрасли, которые характеризуются высокой входной ценой, большими объемами производства и не могут быть легко сымитированы другими странами. Специализация стран уже опреде­лилась, и рынок не в состоянии изменить ее принципиальным образом (относительные преимущества?). Для каждой страны ключевой является проблема правильного выбора торгового партнера, чтобы предо­твратить перераспределение благосостояния не в свою пользу (конкурентные преимущества?). Для любой страны идеальным торговым партнером является страна примерно того же экономического размера, но с уровнем зарплаты на 50-75% ниже. Тогда обе страны выигрывают от торговли. Если разница в доходах больше или меньше, обе страны проигрывают.


Вернуться


Координация материалов. Экономическая школа





Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru