Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 


100 Hot Books (Амазон, Великобритания)


 

Теория человеческого капитала  (Р.И. Капелюшников. Вклад Гэри Беккера в экономическую теорию)

 

 Классикой современной экономической мысли стала следующая крупная работа Беккера "Человеческий капитал" (3). Хотя основной вклад в популяризацию идеи че­ловеческого капитала был внесен Т. Шульцем (его коллегой по Чикагскому универ­ситету), разработка микроэкономических оснований этой теории была дана в беккеровском фундаментальном труде. Сформулированная в нем модель стала осно­вой для всех последующих исследований в этой области.

      Человеческий капитал — это имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций. Его главная особенность заключается в неотделимости от личности своего носителя. Этим он отличается от физического капитала. Поскольку в совре­менных обществах купля-продажа людей является противозаконной, для челове­ческого капитала не существует явных рынков и на него не устанавливается явных денежных цен (такое было бы возможно только в условиях рабовладения). В этих обществах функционирует лишь рынок "арендных" сделок с человеческим капита­лом, на котором осуществляется его наем на тот или иной ограниченный период времени (соответственно заработная плата выступает как "арендная" плата за пользование чужим человеческим капиталом).

      Инвестициями в человеческий капитал могут быть образование, накопление производственного опыта, охрана здоровья, географическая мобильность, поиск информации. Затраты на его формирование представляют собой инвестиции, по­скольку они предполагают перемещение ресурсов из настоящего в будущее: ин­вестор (например, учащийся) жертвует частью дохода сегодня ради получения более высокого дохода завтра.

     Отправным пунктом для Беккера служило представление, что при вкладыва­нии своих средств в подготовку и образование учащиеся и их родители ведут себя рационально, взвешивая соответствующие выгоды и издержки. Подобно обычным предпринимателям, они сопоставляют ожидаемую предельную норму отдачи от таких вложений с доходностью альтернативных инвестиций (процентами по бан­ковским вкладам, дивидендами по ценным бумагам и т.д.). В зависимости оттого, что экономически целесообразнее, принимается решение либо о продолжении учебы, либо о ее прекращении. Нормы отдачи выступают, следовательно, как регу­лятор распределения инвестиций между различными типами и уровнями образо­вания, а также между системой просвещения в целом и остальной экономикой. Высокие нормы отдачи свидетельствуют о недоинвестировании, низкие — о пере­инвестировании.

      Помимо теоретического обоснования Беккер первым осуществил и практи­ческий, статистически корректный подсчет экономической эффективности обра­зования. Для определения дохода, например, от высшего образования из пожиз­ненных заработков тех, кто окончил колледж, вычитались пожизненные заработки тех, кто не пошел дальше средней школы. В составе издержек обучения в качестве главного элемента выделялись "потерянные заработки", т.е. доход, недополучен­ный учащимися за годы учебы. (По существу, потерянные заработки измеряют ценность времени учащихся, затраченного на формирование их человеческого капи­тала.) Сопоставление выгод и издержек образования дает возможность подсчи­тать рентабельность вложений в человека. По выкладкам Беккера получалось, что в США отдача высшего образования находится на уровне 10—15%, превышающем показатели прибыльности для большинства фирм. Это подтверждало его предпо­ложение о рациональности поведения студентов и их родителей.

      Огромное теоретическое значение имело введенное Беккером различение между специфическими и общими инвестициями в человека (и шире — между об­щими и специфическими ресурсами). Специальная подготовка наделяет работни­ков знаниями и навыками, представляющими интерес лишь для той фирмы, где они были получены (например, ознакомление новичков со структурой и внутрен­ним распорядком предприятия). В ходе общей подготовки работник приобретает знания и навыки, которые могут найти применение и на множестве других фирм (обучение работе на персональном компьютере). Беккер показал, что общая под­готовка косвенным образом оплачивается самими работниками, когда, стремясь к повышению квалификации, они соглашаются на более низкую в период обучения заработную плату, и им же поэтому достается доход от нее. Ведь если бы ее фи­нансирование шло за счет фирм, они всякий раз при увольнении таких работников лишались бы своих вложений, воплощенных в их личности. Наоборот, специальная подготовка оплачивается фирмами, и им же достается доход от нее, так как в про­тивном случае при увольнении по инициативе фирм потери несли бы работники.

      Это различие между общими и специфическими ресурсами позднее легло в основу современной теории фирмы (4). Фирма определяется в ней как коалиция "вза­имоспецифических ресурсов", т.е. ресурсов, которым нельзя подыскать готовой замены на рынке и которые поэтому в тандеме способны произвести больше, чем в комбинации с любыми другими ресурсами. Скажем, работник, много лет прослу­живший у одного предпринимателя и накопивший большой запас специфического человеческого капитала, не может рассчитывать на столь же высокую заработную плату в других местах, но и для предпринимателя он представляет большую цен­ность, чем новичок, которого можно найти на рынке. Фирма возникает как ответ на подобную ситуацию двусторонней монополии, чтобы обезопасить участников от недобросовестного поведения противной стороны и придать их отношениям ус­тойчивый, долговременный характер. Понятие "специфический человеческий ка­питал" помогает уяснить, почему среди работников с продолжительным стажем работы на одном месте текучесть ниже и почему заполнение вакансий происходит в фирмах в основном за счет внутренних продвижений по службе, а не за счет най­мов на внешнем рынке.

      Не будет преувеличением сказать, что "Человеческий капитал" произвел на­стоящий переворот в экономике труда, стоявшей всегда в экономической теории несколько особняком. Отметим только три наиболее принципиальных момента: переход от текущих показателей к показателям, охватывающим весь жизненный цикл (пожизненные заработки); выделение "капитальных", инвестиционных аспек­тов в поведении агентов на рынке труда; признание человеческого времени в ка­честве ключевого экономического ресурса. В рамках теории человеческого капитала получали объяснение структура распределения личных доходов, возрастная динамика заработков, неравенство в оплате мужского и женского труда и многое другое. Благодаря ей изменилось и отношение политиков к затратам на образова­ние. Образовательные инвестиции стали рассматриваться как источник экономи­ческого роста, не менее важный, чем обычные капиталовложения.

     Продолжение исследований по проблемам человеческого капитала вскоре привело Беккера к формулировке простой и по сути универсальной модели рас­пределения личных доходов (5). Для этого он обратился к аппарату кривых спроса и предложения инвестиций в человеческий капитал. Выведенная им индивидуаль­ная кривая спроса на вложения в образование, показывающая уровень их отдачи, имеет отрицательный наклон: длительное обучение часто сопровождается нарас­танием физических и интеллектуальных нагрузок; чем больше уже накоплено уча­щимися человеческого капитала, тем дороже обходится ему потеря заработков; поздние инвестиции приносят доход в течение более короткого периода; с увели­чением объема вложений повышается степень риска. Правда, существует и контр­тенденция, которая на определенном участке может менять наклон этой кривой на положительный: ведь полученное образование делает человека не только более эффективным работником, но и более эффективным учеником и, значит, может облегчать и ускорять накопление новых знаний. Чем одареннее человек, тем выше расположена кривая спроса (т.е. при тех же затратах он способен приобретать боль­ший объем знаний и навыков).

      Кривая предложения, показывающая, во что обходится финансирование до­полнительной единицы человеческого капитала, имеет отрицательный наклон. Рациональный инвестор будет переходить от самых дешевых финансовых источ­ников к более дорогостоящим — от средств родителей и родственников (процент по ним равен для него нулю) к льготным займам от колледжей и университетов и, наконец, к банковским ссудам или сокращению потребления. Чем больше финан­совые возможности учащегося и его семьи, тем ниже будет расположена его кри­вая предложения.

       Неравенство в распределении человеческого капитала, а значит, и заработ­ков, может порождаться как на стороне спроса, так и на стороне предложения (6). Причем разброс в кривых спроса, как показал Беккер, будет приводить к более глубокому неравенству, чем разброс в кривых предложения. Но особенно нерав­номерной структура заработков окажется в случае "положительной" корреляции между этими кривыми, когда выходцы из богатых семей будут обладать в среднем и лучшими способностями.

      Важно, что предложенная Беккером модель охватывает неравенство дохо­дов не только от труда (по существу от человеческого капитала), но и от собствен­ности (от приобретенных, а также полученных в дар или по наследству иных акти­вов). Отдача от вложений в человека в среднем много выше, чем от вложений в физический капитал. Однако в случае человеческого капитала она убывает с рос­том объема инвестиций, тогда как в случае иных активов (недвижимость, ценные бумаги, банковские депозиты и т.п.) уменьшается мало или вообще не меняется. Поэтому стратегия рациональных семей будет такова: сначала инвестировать в человеческий капитал детей, поскольку отдача от него сравнительно выше, а за­тем, когда по мере убывания она сравняется с нормой доходности прочих активов, переключаться на инвестирование в них, с тем чтобы впоследствии передать их детям в дар или в наследство. Исходя из этого, Беккер установил важную законо­мерность: семьи, оставляющие наследство, осуществляют инвестиции в челове­ческий капитал детей в оптимальном размере, тогда как семьи, не оставляющие наследства, по большей части недоинвестируют в их образование.

     В одной из позднейших работ (совместно с Н. Томсом) Беккер обратился к другому аспекту этой проблемы, попробовав оценить, насколько устойчиво эконо­мическое неравенство во времени, т.е. в какой мере оно передается из поколения в поколение (7). Проанализировав данные по нескольким индустриально развитым странам, он пришел к заключению, что коэффициент трансмиссии неравенства в заработках по всем каналам — как генетическим (дети одаренных родителей, как правило, наследуют лучшие способности), так и социокультурным (выходцы из бо­гатых семей получают лучшее образование, располагают более обширными свя­зями) — составляет примерно 0,3. Это означает, что если у кого-то заработки в два раза выше средних, то у его сына они будут выше средних (для его поколения!) лишь на 30%, у его внука — на 9% и т.д. Другими словами, экономические преиму­щества сходят на нет на протяжении жизни примерно трех поколений — от деда к внуку. Правда, противоположное движение — подъем выходцев из бедных семей к среднему уровню — может совершаться медленнее, а неравенство в доходах от собственности в гораздо большей мере передается из поколения в поколение. Тем не менее полученные Беккером результаты можно расценить как свидетель­ство поразительно высокой вертикальной мобильности, характерной для совре­менных западных открытых обществ.

 

-------------------------------------------------------------------

 

(3) Becker G.S. Human Capital.N.Y.: Columbia University Press, 1964 (Глава 2 из этой книги печатается как раздел 2 настоящего издания.)

(4) Williamson O. The Economic  Institutions of Capitalism: Firms, Markets, Relational Contracting. N.Y.: Free Press, 1985

 (5) Becker G.S. Human Capital and Personal Distribution of Income: An Analytical Approach // Becker G.S. Human Capital  2nd ed. N.Y.: Columbia University Press, 1975. P. 94-144. (См. наст. изд., разд. 3.)

(6)  Беккер выделил два возможных подхода в образовательной политике государства – «эгалитарный» и «элитарный». В первом случае основной упор делается на детей, находящихся в худших социально-экономических условиях, во атором – на наиболее одаренных.

(7)  Becker G.S., Tomes N. Human Capital and the Rise and Fall of Families // Journal of Labor Economics. 1986.Vol. 4, N 3. Pt. 2. S1 – S39.

 

вернуться


Координация материалов. Экономическая школа





Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru