Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 


100 Hot Books (Амазон, Великобритания)


 

ГЛАВА 3. СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ МЫСЛИТЕЛЕЙ

 

 

 

 

 

О СТИЛЯХ ЧИСТЫХ И НЕЧИСТЫХ

 

До сих пор мы занимались описанием Синтезаторов, Идеалистов, Прагматиков, Аналитиков и Реалистов, подразумевая, что если кто-то является, например, Аналитиком, то он всегда и во всем будет оставаться таковым. Другими словами, речь шла о чистых или идеальных типах*, как их называют в психологии и социологии. Вспомните хотя бы, для сравнения, четыре идеальных типа темперамента, описанных в глубокой древности Гиппократом: сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик.

* В нашем случае точнее было бы назвать их чистыми или идеальными стилями, хотя это не меняет существо проблемы.

Определение "идеальный" (в большей мере, чем "чистый") явно намекает на то, что таких типов (или стилей) в действительности не существует. Это всего лишь абстракция, пусть чрезвычайно полезная. Иногда говорят, что чистые типы все же встречаются, но исключительно редко. В качестве подтверждения приводят примеры из жизни знаменитых людей. Так, Пушкина и Суворова относят к чистым холерикам, а Чайковского - к чистым меланхоликам.

Однако, на наш взгляд, проблема использования чистых типов в диагностике связана вовсе не с их редкой встречаемостью в реальной жизни (в чем мы вообще-то сомневаемся). Убеждение в малочисленности "носителей" таких типов обусловлено скорее попыткой привязать их к знаменитым личностям. "Чистый холерик Пушкин" - он, конечно же, один. Но кто считал чистых холериков среди простых крестьян или рядовых инженеров?! Несомненно, можно ужесточить критерии "чистоты" типа настолько, что и Пушкин будет недостаточно "чист" для помещения его в такой абсолютно стерильный "психологический бокс". Но какой смысл строить типы-боксы, которым суждено вечно оставаться пустыми? По-видимому, гораздо продуктивнее под "чистыми" типами понимать категории, описывающие человеческие особенности и тенденции, выраженные и устойчивые настолько, насколько это необходимо и достаточно для однозначного распознавания. Если там и содержатся какие-то "примеси", то они существенно не влияют на основное содержание какого-либо из "чистых" типов.

При таком практическом подходе к типологии люди, обнаружившие сильное преобладание одного из пяти стилей мышления (т. е. набравшие 66 баллов и более при заполнении опросника), а в придачу еще стойкое "отвергание" или даже пренебрежение к оставшимся, могут быть по праву отнесены, например, к "чистым" Идеалистам или Реалистам. И судя по приведенным выше данным, их будет не так уж и мало.

Одна из реальных опасностей применения любой человеческой типологии, в том числе и системы чистых типов, заключается в следующем. Даже когда определенный ярлык (тип, стиль и т. п.) точно описывает какие-то особенности поведения, он не описывает всего многообразия поведения. На первый взгляд это кажется столь тривиальным, что вроде бы и обсуждать здесь нечего. Однако не будем торопиться. Мы провели своеобразный эксперимент. Вам знакомо известное изречение Бюффона "Стиль - это человек", взятое нами в качестве эпиграфа этой книги. Мы же перевернули этот афоризм: "Человек - это стиль", и предложили получившуюся пару изречений своим студентам, коллегам, знакомым с таким вопросом: "Какой из афоризмов, по-вашему, принадлежит Бюффону, и различаются ли эти выражения по смыслу?" И что же? Многие из тех, кто не помнил точное изречение Бюффона, оказались в затруднении. Но ведь различие между выражениями "Стиль - это человек" и "Человек - это стиль" есть не что иное, как та самая, сформулированная выше, тривиальность*.

* Когда книга была уже написана, мы наткнулись, листая "Слова пигмея" Р. Акутагавы, на один из его удивительных по глубине афоризмов: "Все они, как Тёгю, заявляют: "Стиль - это человек". Но каждый из них в глубине души считает: "Человек - это стиль"". Такое совпадение вряд ли случайно. Писатели раньше и тоньше чувствуют те психологические проблемы, которыми занимаются профессионалы.

Почему-то многие склонны думать, что коль скоро мы навесили какие-либо ярлыки на людей, то все помеченные одинаковыми ярлыками должны быть похожи друг на друга во всем: в мыслях, словах, поступках. Хотя любые ярлыки означают только, что те, кого мы называем холериками или, скажем, Реалистами, имеют ряд общих свойств (как правило, достаточно строго определенных) , а в остальном эти люди могут быть очень разными. У Пушкина с Суворовым несравнимо больше различий, чем общих черт холерического темперамента. Двух истинных Реалистов объединяет их эмпирический, индуктивный подход к познанию реальности, ряд типичных стратегий мышления. И, возможно, некоторые личностные особенности, гармонирующие с реалистическим стилем, - хотя один из них может быть злым, нечестным и рыжим, а другой - добрым, честным и лысым. Если об этой тривиальной истине не забывать, использование "чистых" категорий приносит ощутимую пользу в понимании и предсказании поведения людей.

Другая проблема чистых типов связана с малым числом категорий в классификациях. Как правило, наиболее известные психологические типологии содержат от двух до восьми типов. Это порождает ряд сложностей (впрочем, разрешимых) в практическом применении подобных типологий.

Чем меньше типов в классификации и чем "уже" их содержание, тем ниже точность составленного на их основе прогноза поведения конкретного человека в реальной жизни. Возьмите, к примеру, бинарную классификацию людей по склонности к риску: "риск-тэйкеры" и "осторожные". Психологам хорошо известно, как трудно предсказать склонность определенного человека к риску в различных ситуациях (даже опираясь на результаты комплексных исследований с применением специальной аппаратуры и длительного наблюдения). Что уж тут говорить о предлагаемых в популярных изданиях тестов для отлова "риск-тэйкеров" среди предпринимателей...

Причины? Кроме того, что "риск-тэйкерство" - сложносоставное свойство, за бортом простой бинарной типологии остается огромное множество других психологических особенностей, вроде бы прямо и не связанных со склонностью к риску, но постоянно, периодически или ситуативно влияющих на степень ее проявления в поведении. Каталог факторов, входящих в этот "психологический осадок", занял бы не одну страницу, хотя нет никакого смысла в простом их перечислении, ибо в различных ситуациях действуют разные группы факторов. Разведка, например, область деятельности, связанная с высоким риском. А решиться стать агентом иностранной разведки - значит рисковать в еще большей степени. Профессиональные разведчики, занимаясь вербовкой агентов, прибегают к манипулированию четырьмя факторами, чтобы заставить человека совершить этот рискованный шаг (мы не касаемся здесь моральной стороны шпионажа). Согласно придуманной американской разведкой знаменитой формуле "MICE" (Money, Ideology, Compromise, Ego), - деньги, идейные соображения, боязнь компрометации и самомнение (или, если угодно, комплекс неполноценности)* являются как раз теми факторами, манипулируя которыми, можно подтолкнуть человека к рискованному шагу. В других случаях, когда, например, кто-то "круто" рискует в бизнесе, но проявляет повышенную осторожность в любовных отношениях, действуют, вероятно, иные факторы.

* Баррон Дж. КГБ сегодня: Невидимые щупальца. СПб., 1992, с. 116..

Все сказанное справедливо и применительно к нашим стилям мышления. Когда вы относите кого-то к Идеалистам, опираясь либо на результаты тестирования, либо на материалы наблюдения, вы абстрагируетесь от огромного числа факторов, воздействие которых может в какой-то момент вызвать у этого человека нетипичную, не вписывающуюся в идеалистический стиль реакцию. С достаточной уверенностью можно утверждать, что самые убежденные Идеалисты время от времени будут использовать нетипичные для них подходы и стратегии интеллектуальной деятельности. Причины тому могут быть самые разные: от требований задачи до желания человека научиться чему-то новому.

Между прочим, эти соображения учтены в конструкции опросника "СМ". Построим чисто гипотетический профиль:

Получился законченный Идеалист, ибо все предлагаемые в опроснике идеалистические стратегии наш воображаемый субъект оценил в 5 баллов (5x18 = 90), т.е. признал исключительную преданность этому стилю. Ко всем остальным стилям он, судя по оценкам, относится одинаково прохладно. Но в каждой из четырех сумм (45 баллов) скрывается по меньшей мере четыре оценки по 4 балла, что может означать только одно: наш субъект не прочь воспользоваться некоторыми стратегиями, входящими в состав других стилей. Каким именно, несложно определить, проделав качественный анализ ответов на опросник "СМ".

Обобщим сказанное. Те, кого можно отнести к приверженцам одного стиля мышления (или, иначе, чей склад мышления достаточно хорошо вписывается в один из чистых стилей), как правило, его и обнаруживают в своем поведении. Однако на основании отнесения человека к чистому стилю нельзя утверждать, что он (или она) не будут (или не способны) при известных обстоятельствах использовать стратегию других стилей мышления. Если вы запомните эту простую заповедь практической психодиагностики, она убережет вас от ошибок, связанных с излишне прямолинейными и однозначными выводами.

Еще одна сложность, связанная с прогнозированием реального поведения на основе чистых типов или стилей, состоит в приобретении навыка правильной развертки их содержания. Чистый тип - это своеобразный вневременной гештальт*, в котором одномоментно представлено в сжатой форме множество разноименных и разновероятностных характеристик поведения, личности, темперамента, интеллекта и т. д. И хотя психологи, составляющие описания таких типов, намеренно употребляют словечки типа "возможно", "вероятно", "часто", "редко", "иногда" и т.п., мало кто на них обращает внимание. Отсюда - две наиболее распространенные ошибки.

* Гештальт (от нем. Gestalt - образ, форма) - функциональная структура, которая по своим собственным законам организует и упорядочивает многообразие явлений.

Первая заключается в выделении из описания чистого типа наиболее яркого отличительного признака и подмене им всего остального содержания. Например, из года в год на экзаменах приходится выслушивать характеристику типов темпераментов, которая в изложении большинства студентов сводится примерно к следующему: холерики постоянно буянят, сангвиники - хохочут и развлекаются, меланхолики льют слезы, а флегматики невозмутимо молчат, взирая на весь этот бедлам. Видимо, известный юмористический рисунок X. Бидструпа действует на студентов сильнее, чем содержание лекций и учебника по психологии. Однако в реальной жизни "сангвиники тоже плачут".

Опыт проведения семинаров по практической психологии для более зрелой категории слушателей показывает, что у некоторых из них, по крайней мере на первых порах, складываются представления о стилях мышления, аналогичные представлениям студентов о типах темперамента. Так, Синтезаторы только тем и заняты, что конфликтуют с каждым встречным (хотя на самом деле в характеристике Синтезаторов речь идет о познавательном конфликте, а не о межличностном). Идеалисты же, напротив, стараются любой ценой избежать столкновения со всеми и во всем. Конечно, это не так. Стиль мышления проявляется только в значимой для человека ситуации, когда сила внешних стимулов и внутренних мотивов превышает некий (вообще говоря - плавающий) порог. И стиль, по определению, никогда не может быть сведен к одному, пусть даже важному его компоненту.

Вторая ошибка связана с перегибом в противоположную сторону. Почему-то многие считают, что если человек является, например, чистым Аналитиком, то он непременно должен демонстрировать в каждом фрагменте поведения все шесть стратегий разом, да еще и полностью соответствовать теоретическому описанию аналитического стиля. А если не так, значит это и не Аналитик вовсе.

На деле все обстоит иначе. Описание чистого стиля скорее напоминает дружеский шарж на реального человека. Сравнение в другую сторону не всем нравится: живой человек похож на тень от идеального типа. Так или иначе, "побуквенного" совпадения между ними и быть не должно! Возможно, кого-то это огорчит, но психологический диагноз по наблюдению - своего рода искусство, в основе которого, наряду с психологическими знаниями и опытом, лежат специфические способности. Развить их можно лишь практикуясь в постановке диагноза. И всякий раз вам самостоятельно придется определять степень соответствия между реальным поведением и описанием чистого стиля, достаточную для принятия одного из трех возможных решений: 1) соответствует, 2) не соответствует, 3) нужно продолжать наблюдение, т.к. не хватает данных.

Что касается основных стратегий, составляющих тот или иной чистый стиль мышления, то, решая определенную задачу (если это, конечно, не суперзадача!), человек практически никогда не использует всего стратегического арсенала. Максимум - функциональная комбинация нескольких стратегий, определяемая преимущественно характером задачи. Кроме того, у каждого представителя чистого стиля есть свои излюбленные и, следовательно, часто применяемые стратегии; к другим он относится более сдержанно и, естественно, применяет их реже. "Кто есть кто" в стратегическом арсенале конкретного лица - можно узнать из качественного анализа результатов заполнения опросника "СМ". А ведь есть еще другие стратегии (помимо шести основных), о которых мы не упоминаем просто потому, что "нельзя объять необъятного" в рамках одной небольшой книги. Да и не в простом количестве дело.

Скорее важно оценить, насколько уверенно, ловко, настойчиво пользуется человек той или иной стратегией, относящейся к приписываемому ему чистому стилю мышления. Именно здесь можно получить ценную информацию для подтверждения (или опровержения) диагноза. А увидеть все разнообразие стратегий позволяет лишь длительное наблюдение за человеком, решающим достаточно разнообразные задачи.

То, что мы уделили столько внимания чистым типам (стилям), объясняется не только желанием помочь вам избежать распространенных ошибок в психодиагностике, но и тем обстоятельством, что чистые типы и стили часто используются в качестве "базового словаря" для построения комбинированных типов (стилей). Поскольку мы не собираемся отступать от этой традиции, твердое знание этого словаря совершенно необходимо для правильного понимания "предложений" - различных комбинаций чистых стилей.

Формально вы уже познакомились с комбинированными стилями (помните "двугорбые" и "трехглавые" профили?). Теперь, продолжая лингвистическую метафору, после усвоения лексики (словаря) самое время узнать кое-что о "грамматике" (правилах комбинации чистых стилей) и поближе познакомиться с семантикой комбинированных стилей.

Начнем с грамматики. Удобнее всего воспользоваться здесь известной вам аналитической стратегией - картированием ситуации.

В клетках верхней строки и левого столбца получившейся матрицы проставлены сокращенные названия пяти чистых стилей мышления. Такая матрица позволяет нам получить все возможные двучленные комбинации чистых стилей. На ее главной диагонали разместились самые что ни на есть чистые Синтезаторы (так сказать, Синтезаторы в квадрате), Идеалисты, Прагматики, Аналитики и Реалисты. В остальных 20 клетках - 20 комбинированных стилей.

Как вы, вероятно, заметили, наша матрица симметрична относительно главной диагонали. Десять комбинированных стилей, расположенных вправо от диагонали, отличаются от других десяти, расположенных влево от нее, лишь порядком букв - обозначений чистых стилей. Например: С-И и И-С, С-П и П-С, И-П и П-И и т.д.

Можно было бы рассмотреть все двадцать комбинаций, интерпретируя порядок букв как степень выраженности компонентов стиля. То есть в комбинации С-И синтетическому стилю отдается гораздо большее предпочтение, чем идеалистическому, а в комбинации И-С - наоборот. Однако мы выберем менее громоздкий и более эвристичный подход. Опишем половину матрицы (десять стилей), исходя из предположения, что образующие любую комбинацию чистые стили выражены в каждой из них примерно одинаково. Иначе говоря, во всех последующих характеристиках комбинированных стилей будет соблюдаться условие: (С-И)~(И-С), (С-П)~(П-С) и т. д. А сами названия таких стилей - "Синтезатор - Идеалист" и "Идеалист - Синтезатор", например, будут употребляться как синонимы, за исключением особо оговоренных случаев.

Поступить именно так нас побуждают две причины. Во-первых, большинство двучленных комбинаций, которые встречаются в реальной жизни (если судить по результатам, полученным с помощью опросника "СМ"), характеризуются примерно равным "соотношением сил" входящих в них чистых стилей. Во-вторых, избери мы иной подход, пришлось бы описывать уже по меньшей мере 30 комбинаций (20 неравновесных и 10 равновесных). Почему бы еще не учесть величину различий (скажем, умеренные и сильные) в выраженности чистых стилей в каждой комбинации? Тогда... практическая ценность описаний всех этих многочисленных комбинаций свелась бы к нулю, поскольку их почти невозможно было бы запомнить (а уж тем более не перепутать) . И все равно не удалось бы заранее описать все тонкости комбинирования чистых стилей. Для того и существует качественный анализ результатов тестирования, чтобы выявлять эти тонкости в каждом индивидуальном случае, опираясь на опыт, знания и умение мыслить самостоятельно.

Со временем вы научитесь улавливать все тонкости комбинированных стилей. Надеемся, что поможет в этом великолепная эвристическая аналогия "Соль и перец", придуманная А. Харрисоном и Р. Брэмсоном. Она даст нам на первых порах направление и способ рассуждения о возможностях комбинирования чистых стилей, а также позволит лучше понять семантику комбинированных стилей мышления.

Любому повару (как, впрочем, и едокам) хорошо известно, что соль и перец (черный) имеют совершенно разные свойства. И пока никому не удалось смешать эти две приправы таким образом, чтобы получилась их подлинная "смесь", т.е. новая приправа, обладающая специфическим, свойственным только ей воздействием на пищу. Перец и соль усиливают букет блюда и получаемое от него удовольствие, однако делают это различным образом, каждый по-своему. Если мы хотим сделать блюдо более острым, добавляем перца. Если же мы хотим усилить привкус основного компонента в нашем блюде (и уменьшить его мягкость), добавляем соли.

Пропорции зависят от вкусовых предпочтений. Мы также знаем, что излишек любой из этих приправ может сделать блюдо несъедобным или даже вредным для здоровья. Недостаток соли и/или перца делает пищу чаще всего невкусной (но иногда полезной!). Есть, конечно, и такие виды пищи, куда не добавляют ни соли, ни перца. Главное же, вероятно, в том, что когда вы используете соль и перец по назначению, они, действуя порознь, хотя и одновременно, придают готовому блюду новое качество (увеличивают вкусовое богатство), которое невозможно получить, применяя какую-то одну из двух приправ.

А теперь, помня о гастрономической аналогии, рассмотрим десять двучленных комбинированных стилей. Их порядок соответствует частоте встречаемости в американской выборке. На русской выборке мы такого строгого порядка не получили. Единственное совпадение с данными А. Харрисона и Р. Брэмсона в том, что три последних - самых редких у американцев - стиля столь же редко встречаются и у нас.

 

Идеалист - Аналитик (И-А)

 

С одной стороны, И-А характеризуются широким взглядом на вещи, интересом к идеальным,перспективным целям, человеческим ценностям и потребностям, приверженностью к высоким стандартам и нормам (в жизни и в работе), восприимчивостью к различным взглядам и вариантам, выраженным стремлением к достижению согласия (по крайней мере - на уровне целей). Это, так сказать, идеалистическая составляющая комбинации И-А.

С другой, аналитической стороны, И-А присуща потребность в структуре и предсказуемости событий, выраженная склонность к тщательному планированию с опорой на широкую базу данных (как объективного, так и субъективного характера), ориентация на поиск наилучшего пути или способа решения проблем, внимательность, аккуратность, точность, дисциплинированность мышления.

В результате образуется непротиворечивая в целом комбинация, главной отличительной особенностью которой является ориентация на достижение идеальных целей (с помощью наилучшего из доступных способов, выбранного на основе серьезного анализа тщательно собранных данных). Больше всего волнует вопрос, КАК достичь своих идеальных целей и обеспечить уровень жизни и деятельности, соответствующий их возвышенным ценностям, нормам и жестким требованиям к качеству. В тенденции, И-А менее холодны, более открыты и дружелюбны, чем чистые Аналитики. А от чистых Идеалистов их отличает меньшая сентиментальность, более трезвое и тщательное обдумывание каждого более или менее серьезного шага. В целом И-А довольно щепетильны, серьезно относятся к вопросам служебной этики.

А. Харрисон и Р. Брэмсон пишут, что они чаще встречали комбинацию И-А среди инженеров-проектировщиков или конструкторов, чем в общей популяции. Хорошо, если и у нас это так.

Возможности И-А шире, чем у представителей соответствующих чистых стилей. В том смысле, что им по плечу и строго определенные, структурированные задачи, и, в известной мере, слабо определенные или эмоционально нагруженные, связанные с "человеческим фактором" проблемы. Причем возможности И-А возрастают, когда они адекватно осознают себя и начинают сознательно, целенаправленно использовать преимущества аналитических и идеалистических стратегий.

Ахиллесова пята Идеалистов - Аналитиков - медлительность в принятии решений. О причинах не трудно догадаться, поскольку преданность И-А высоким стандартам и идеальным решениям, восприимчивость ко множеству вариантов, оборачивающаяся необходимостью анализировать уйму разноплановых данных в поисках наилучшего пути, потребность в тщательно разработанных планах достижения целей - все это неосуществимо без значительных временных затрат. Кому-то И-А могут показаться "копушами". Нередко И-А оказываются фрустраторами, вызывающими раздражение, гнев или отчаяние у тех, кто нетерпелив и скор на поступки. Хорошо, если И-А сознают свою слабую сторону; тогда их идеалистическая ориентация на удовлетворение потребностей других людей помогает найти приемлемый для обеих сторон выход из острой ситуации несоответствия скоростей.

 

Аналитик - Реалист (А-Р)

 

А-Р - это те, кто заинтересован прежде всего в получении конкретных результатов, но не любым, а наилучшим для каждой задачи способом. Как видите, у них аналитическая и реалистическая составляющие без особых проблем сочетаются друг с другом.

Высокая концентрация на задаче и стремление к очевидному для всех, конкретному результату делают главным для А-Р вопрос ЧТО?. Вопрос КАК? занимает второе место, поскольку ответ на него у А-Р уже "заранее" готов (имеется в виду, конечно, общий подход). Они предпочитают структурированные, рассудочные методы и опираются исключительно на объективные, проверенные факты. А-Р стремятся к порядку, предсказуемости и контролю над ситуацией. Причем эти свойства у них как бы удваиваются (по степени выраженности) вследствие того, что присущи и чистым аналитикам, и чистым Реалистам. А-Р тщательно планируют свои действия и, как правило, не отклоняются от намеченного плана (как, впрочем, не отвлекаются и от самой задачи до получения определенного результата). В скорости они обычно уступают чистым Реалистам, но обгоняют чистых Аналитиков.

Представьте себе, например, репортера (естественно, А-Р), специализирующегося на журналистских расследованиях. Выбрав тему, такой человек твердо знает, чего он хочет. Анализируя проблему, он усердно и настойчиво раскапывает факты, проверяет и перепроверяет их (особенно информацию деликатного характера), уточняет важные детали. И все это - в соответствии с подробным планом или программой. В это время он настолько поглощен своей работой, что не видит и не слышит ничего, что не имеет непосредственного отношения к решаемой задаче или отвлекает от намеченного пути. Иногда А-Р сводит все ненужные, с его точки зрения, контакты к минимуму, "уходит в подполье", чтобы целиком сконцентрироваться на текущей работе.

Обычно журналист такого типа не занимается параллельной разработкой тем. Он предпочитает каждый раз работать над какой-то одной темой и не расстается с ней, пока не увидит свой материал напечатанным, и чаще всего в том виде, в те сроки и в том издании, как это было запланировано. Он обычно занимает жесткую позицию и в отношении других, и в отношении себя, выступая, например, самым придирчивым редактором и дотошным корректором своих текстов (о чужих и говорить не приходится). И вот конкретный результат - отличающаяся ясным, кратким стилем и точностью публикация, в которой практически каждая фраза подтверждена надежными фактами. Кроме того, она полна конкретных, живых примеров, легко и с интересом читается.

Модель деятельности журналиста позволяет наиболее рельефно показать специфику комбинации А-Р, хотя ее можно проиллюстрировать и на менее эффектной модели, скажем, чиновника мэрии.

Другие люди, имеющие дело с А-Р, испытывют затруднения, связанные прежде всего с высокой концентрацией последних на задаче. Когда А-Р заняты своим делом, к ним, что называется, не достучишься. Кажется, что их зрение и слух становятся туннельными. Более того, они без всякого стеснения и дипломатии обходятся с теми, кто отвлекает их "по пустякам" (житейскими проблемами, новыми идеями и т.д.).

Их собственная точка minoris resistentiae* - низкая толерантность в отношении ситуаций, которые не поддаются ни рациональному анализу, ни напору и натиску. Сидящий в них Аналитик стремится к структуре и предсказуемости, а Реалист требует контроля над ситуацией, действия и немедленных конкретных результатов. В ситуациях, где невозможно ни то, ни другое, А-Р испытывают большое напряжение, иногда переходящее в стресс. Когда это случается (особенно под давлением необходимости как-то действовать), А-Р демонстрируют два типичных варианта защитных реакций: либо цепенеют, как мышь под взглядом змеи, либо приходят в бешенство, пытаясь разом смести все преграды на своем пути. В общем, А-Р не обладают широким диапазоном адаптивности.

* Наименьшего сопротивления (лат.).

Любопытно, что на эту их слабость часто открывают им глаза именно те, кого они меньше всего ценят. Что больше всего обескураживает и повергает в полное замешательство А-Р, так это помощь и спасение, приходящие в трудную минуту со стороны "готовых на все" Прагматиков или, того хуже, "болтунов" Синтезаторов, замахивающихся на святая святых А-Р. Кто-кто, а Синтезаторы не упустят возможности, вытащив А-Р из ямы, съязвить в духе студента Хароузека, персонажа романа Г. Мейринка "Голем": "Факты всегда выглядят как верстовые столбы, но и они все-таки лишь пустая скорлупа. Факты - холостые выстрелы в потолок пробками из бутылок шампанского, производимые лишь хвастунами и принимаемые за суть пирушки только придурками".* Вряд ли под действием подобных слов А-Р перейдут в другую веру, однако что задумаются над ними - это не исключено.

* Мейринк Г. Голем: Пер. с нем. М.: Известия, 1991, с. 1 40.

 

Синтезатор - Идеалист (С-И)

 

Подход С-И к решению проблем во многом противоположен манере А-Р. С-И значительно больший интерес проявляют к человеческим ценностям, идеалам, гипотезам и выводам, чем к планам, структуре и фактам. Они склонны к теоретизированию, демонстрируют широкий подход к проблемам, ориентированы скорее на процесс, чем на результат. Чаще всего С-И заняты поисками ответа на свой главный вопрос - ПОЧЕМУ? Причем они могут настолько увлечься этим несомненно интересным занятием, что начисто забывают о более прозаических, но не менее важных вопросах: ЧТО? и КАК? Напоминанием нередко служат обвинения С-И в непрактичности.

Комбинация С-И внутренне противоречива, что вызвано противоположностью познавательных установок и личностной мотивации входящих в нее чистых стилей. Идеалист в этой комбинации настроен на поиск сходства и сглаживание различий в разных позициях, ориентирован на достижение согласия "бескровным" способом. Синтезатор же, наоборот, стремится заострить противоречия и найти общее решение проблемы через "очищение конфликтом". Кроме того, Синтезатору хочется, чтобы им восхищались, любовались или хотя бы завидовали его неординарности, тогда как Идеалиста больше беспокоит вопрос о его полезности, способности удовлетворять потребности других людей.

Сами С-И нередко рассказывают о возникающем в ряде ситуаций внутреннем напряжении, мешающем им работать в полную силу. Вот типичная история, которая произошла с нашим коллегой С-И, доцентом Педагогического университета (бывшего Педагогического института им. А.И. Герцена).

Как известно, у нас учится довольно много иностранных студентов из самых разных мест земного шара. Администрация постоянно ломает голову над тем, как лучше организовать для них учебный процесс: то их выделяют в особые учебные группы, то, наоборот, рассеивают по обычным студенческим группам, надеясь, что так они быстрее освоят русский язык. Так или иначе, всем нам приходится из года в год работать с весьма неоднородными (по национальности, знанию русского языка, общей подготовленности, культурным традициям, психологии и т. д.) группами. Кому-то из преподавателей это не доставляет никаких проблем, однако не всем.

Нашему коллеге досталась группа, состоящая наполовину из немцев и чехов; другая ее половина была представлена арабами и африканцами. Преподавателям хорошо известно, что немцы и чехи со школьной скамьи приучены к системе, структуре, логике, ориентированы на движение от теоретических знаний к их практическим приложениям; к тому же они очень серьезно относятся к овладению знаниями и весьма целеустремленны и настойчивы в этом. Арабы и африканцы, в тенденции, являют собой полную противоположность особенно если они не обучались в Европе или Америке. Они в большей мере опираются на образы, интуицию, проявляют интерес к живым, практическим примерам, не жалуют методичность и предпочитают учиться легко и весело (что не следует путать с ленью и нерадивостью). Если они и ориентированы на какую-то систему и формалистику, то она явно отличается от привычной нам.

Трудности возникли с первого занятия. Человек творческий, широко эрудированный, хороший лектор и профессионал экстракласса, скорее теоретик, чем практик, наш знакомый быстро обнаружил наличие двух полюсов в группе. Сидящий в нем Синтезатор сразу почуял достойное приложения сил противоречие, переводящее частную проблему на уровень теории обучения. Как профессионал, он понимал, что перед ним непростая задача, связанная с развитием концепции "билатерального мышления". Однако в случае удачи... И если бы он был чистым Синтезатором, то наверняка увлекся бы построением еще одной теоретической модели обучения, забыв о каких-то там студентах (на которых, впрочем, можно кое-что проверить).

Его внутренний Идеалист непрерывно напоминал о том, что преподаватель обязан передать своим студентам необходимый объем знаний. Они не могут ждать, пока закончатся его теоретические изыскания. Он не мог, как сделал бы, вероятно, Реалист, задиктовать адаптированный к их уровню русского языка минимум знаний. Попытки решить проблему путем реорганизации группы, естественно, были отвергнуты деканатом.

У одних студентов строгая, академическая манера с опорой на абстракции, структурные схемы и перечни вызывала непонимание и скуку. Недовольство других вызывалось игровой манерой, объяснением на примерах, отсутствием системы и невозможностью что-то записать. Оставались консультации (плановые и внеплановые), съедающие изрядную долю небогатого ресурса "свободного" времени преподавателя вуза. Так в течение всего семестра он и разрывался между заманчивым желанием найти принципиальное решение проблемы - и профессиональным (и моральным) долгом удовлетворить текущие потребности студентов в знаниях, хотя бы паллиативными средствами. Что более всего обрадовало нашего коллегу, так это окончание семестра.

Колебание между двумя полюсами комбинации довольно типично для С-И: Их относительно легко вывести из устойчивого состояния и несколько труднее - в нем удержать. Даже если жизнь заставляет С-И прибиться к какому-то одному берегу, они не всегда вздыхают с облегчением. Возможно, С-И полнее всего ощущают субъективное благополучие (мы боимся употреблять здесь слово "счастье") в ситуациях, когда окружающие люди ждут от них проявления все-таки "синтезаторских" качеств в решении посильных задач.

 

Идеалист - Реалист (И-Р)

 

Несмотря на странно звучащее, противоречивое название, два этих чистых стиля образуют гармоничную комбинацию. И-Р - люди с сильной потребностью служить возвышенным идеалам и с не менее сильным стремлением к "конкретности" в своей деятельности.

И-Р обычно твердо знают, что такое "хорошо" и что такое "плохо" (в моральном плане), что и как "должно" быть сделано (в операциональном плане) в каждом конкретном случае. Конечно, здесь нельзя не заметить потенциальных проблем И-Р в межличностных отношениях. Однако люди чаще всего воспринимают И-Р как отзывчивых, чувствительных к нуждам других, а главное - способных немедленно оказать посильную практическую помощь. В отличие от чистых Идеалистов, которые иногда кроме сочувствия мало что могут предложить, И-Р всегда стремятся сделать что-то, чтобы помочь решить проблему здесь и сейчас. Если учесть сильную, имеющую "реалистическое" происхождение мотивацию достижения и "идеалистическую" верность высоким стандартам качества, объединенные в комбинации И-Р, практическую полезность таких людей в некоторых сферах деятельности трудно переоценить.

Мы часто встречали комбинацию И-Р среди учителей начальных классов и воспитателей детских садов. А. Харрисон и Р. Брэмсон указывают на ее распространенность среди сиделок и медсестер.

Модель деятельности медсестры действительно позволяет нагляднее всего представить мотивационный профиль И-Р. Конечно, при условии, что воображаемая медсестра эффективно работает и получает от своей работы удовлетворение.

Идеалистическая сторона медицинского ухода связана с оказанием специфической помощи и поддержки больным людям, т.е. тем, кто в этом определенно нуждается. Такая помощь расценивается обществом как служение благородным идеалам. Оказывая ее, И-Р получают изрядную долю внутреннего удовлетворения от работы, часто довольствуясь ролью невоспетых героев. Именно идеалистическая компонента помогает И-Р делать тяжелую, рутинную, не слишком заметную (когда все идет хорошо) работу, не думая о громкой славе.

Реалистическая сторона работы медсестры выражается в строго регламентированном наборе конкретных действий. Данному конкретному пациенту нужно сделать в определенное время определенный укол, другого отвести на процедуры и т.д. Сидящему в И-Р Реалисту нравится как раз то, что в медицинском уходе нет (или почти нет) ничего туманного и неопределенного, а результат виден сразу.

Неудивительно, что И-Р чувствуют иногда сверхответственность в отношении удовлетворения чужих желаний и потребностей. Взваливая на себя бремя забот о других, они вынуждены меньше внимания уделять себе. И если их не очень волнует громкая слава и всеобщее признание, то на признательность и благодарность конкретного человека, которому они помогли, естественно, рассчитывают. Когда этого не происходит, И-Р обижаются и считают, что другие с ними обошлись незаслуженно плохо, несправедливо. Надеемся, вы понимаете, что с И-Р случается и такое, когда другие не уполномочивают их заботиться о себе. А значит - не считают нужным и благодарить...

 

Прагматик-Реалист (П-Р)

 

П-Р имеют выраженную ориентацию на решение задачи, достижение конкретных результатов. Но (в отличие от А-Р) обнаруживают в своих действиях гораздо меньше преднамеренности и планомерности, демонстрируя "прагматическое" экспериментирование. "Реалистическая" мотивация достижения и инкрементальный подход Прагматиков хорошо сочетаются в этой комбинации.

В целом П-Р - люди действия, не склонные к детальному анализу, проверке фактов, долгосрочному планированию или долгим размышлениям. Их больше интересует темп деятельности, чем планомерность. Решения принимаются, как правило, быстро и с минимумом данных.

П-Р всегда готовы к действию в условиях ограниченных ресурсов: временных, финансовых, технических и т.д. "Как в этих условиях добиться того, чтобы дело было сделано?" - именно этот вопрос чаще всего задают себе П-Р. Наверняка в их лексиконе можно обнаружить выражения типа: "Сделаем!", "И так сойдет!", "Уф, пронесло!", "А что вы хотите за эти деньги?", "Ну что, по рукам?" и т.п. Вероятно, не случайно мы часто встречали комбинацию П-Р у предпринимателей, занятых в сфере малого бизнеса, работников сферы обслуживания, таксистов. Чтобы у некоторых из вас не возникли отрицательные ассоциации с этой комбинацией, заявляем со всей ответственностью, что нам известны яркие П-Р среди представителей солидных, уважаемых профессий, в частности среди профессоров университета. Не забывайте - мы описываем стиль мышления и его проявления в поведении, что совершенно не связано с моралью.

П-Р несвойственно переживать внутренние колебания; они уверены в своих силах (к тому же, возможно, рассчитывают на удачу) и своим видом, манерой поведения вызывают доверие у многих клиентов и партнеров. Однако это же качество иногда подводит П-Р, когда они, будучи не в силах отказаться от выгодного предложения, берутся за непосильное для них дело. В лучшем случае им удается отделаться опозданием в выполнении обязательств.

Вообще П-Р должны понимать, что осторожным людям они могут казаться крайне импульсивными, способными на необдуманные действия и излишне самоуверенными.

 

Идеалист - Прагматик (И-П)

 

Идеалист с Прагматиком довольно легко находят общий язык в этой комбинации. В результате И-П отличаются прежде всего тем, что при сохранении приверженности возвышенным идеалам и высоким стандартам они, добиваясь согласия в целях, допускают большую свободу в способах, хотя сами чаще предпочитают инкрементальный подход. "Идеалистическая" восприимчивость и терпимость к широкому диапазону мнений у И-П проявляется преимущественно в отношении метода. "Дальний прицел" и прагматический девиз "к цели ведет не одна дорога" уберегают их от бесполезного расходования сил в конфликтах. Часто они вообще не проявляют интереса к способу решения проблемы, добившись согласия других в определении целей и критериев.

Интересно, что идеалистические и прагматические качества гармонично сочетаются у И-П, а сами они с одинаковой легкостью используют стратегии обоих чистых стилей. Идеалистический интерес к гуманитарным проблемам и ориентация на потребности других людей дополняются маркетинговым подходом Прагматиков. А что такое маркетинг, если не удовлетворение человеческих потребностей (правда, уже не бескорыстное)?! Рецептивное слушание и нежелание навязывать свое мнение другим прекрасно уживаются с прагматическим "все зависит от ситуации". И тут же - "интерес к целому" Идеалистов.

Вероятно, комбинация И-П нередко встречается среди специалистов по ведению переговоров, в частности дипломатов. И-П способны заинтересовать (заинтриговать?), уговорить и даже воодушевить других, поэтому можно говорить об организаторских и лидерских возможностях обладателей этой комбинации. Правда, поскольку они, ограничиваясь призывами подумать над проблемой, почти никогда не прибегают к авторитарным методам руководства или просто к конкретным указаниям, что и как надо делать, их стиль многим кажется излишне либеральным. На этой почве У И-П бывают столкновения, например, с А-Р. Последние открыто называют их стиль руководства "стилем неруководства". Что ж, на всех не угодишь... Но даже обладателям такой, в общем-то удобной для жизни комбинации, как И-П, приходится думать и о других подходах, если они всерьез хотят добиться успеха.

 

Аналитик - Прагматик (А-П)

 

Контролируемый, или управляемый, эксперимент - вот центральный момент в характеристике комбинации А-П. Аналитики - Прагматики высоко ценят структуру, план и предсказуемость, отдают себе отчет в том, к какой цели они стремятся, и обычно знают, как ее достичь (по крайней мере, теоретически). Но по дороге к своей цели они охотно экспериментируют, не желая упускать благоприятных возможностей. Прагматическая составляющая вносит в комбинацию А-П элемент игрового подхода, нейтрализуя чрезмерную серьезность и последовательность аналитической компоненты. В результате процесс мышления А-П напоминает структурированную (или срежиссированную) игру, в которой наряду с относительно жесткими установками режиссера сохраняется простор для творчества исполнителя. А-П (режиссер и исполнитель в одном лице) рассуждает примерно так: "Вот моя цель. Вот мой план, следуя которому я могу ее достичь. А теперь посмотрим, что еще было бы интересно и выгодно сделать по пути?"

Возьмем, к примеру, ученого, который собрался написать монографию. Естественно, он провел большую подготовительную работу: собрал материал, разработал проспект будущей книги. Возможно, заключил договор с издательством, определяющий сроки и размер гонорара, спланировал работу. После этого можно уединиться и все свободное время посвятить написанию книги. Многие именно так и поступают (скажем, Аналитики). В этом случае возможны два основных исхода: а) книга написана и ее публикуют или б) книга написана, но в силу изменения обстоятельств возникают трудности с публикацией. Мы не говорим уже о третьем исходе, когда книга не получилась. Ведь у чистых Аналитиков вероятность оказаться в тупике после долгой и упорной работы не так уж мала...

Совершенно иначе поступают А-П. Работая не менее упорно и методично над книгой, А-П может задуматься над тем, как увеличить ее тираж, как узнать реакцию специалистов на развиваемые в ней идеи и т. д. Можно написать статью в научно-популярный журнал, что привлечет к будущей книге внимание ученых из смежных областей знаний; можно принять участие в телевизионной передаче, тематика которой близка автору; можно поехать на научную конференцию... А если кто-то еще и предлагает А-П подобные вещи, то, по его мнению, грех этим не воспользоваться. Здесь вступает в действие так любимый Прагматиками принцип "Пусть будет". Конечно, придется поднажать, чтобы уложиться в намеченный график (чего требует Аналитик, сидящий внутри А-П), но это пустяки по сравнению с другими проблемами. Более того. Если вдруг А-П обнаружит, что появилась новая заманчивая возможность приложить свои силы и способности,он (тщательно просчитав варианты) вполне может отказаться от корпения над книгой (или перенести это на будущее) ради более стоящей, с его точки зрения, работы.

Бог с ними, учеными. Люди они творческие, мало ли что им взбредет на ум... Однако специфику комбинации А-П можно проследить и на весьма обыденном примере выбора и планирования карьеры. А-П, как правило, рассудочно подходят к выбору профессии, анализируют массу информации, намечают ясный и четкий план, которому стараются твердо следовать. Но они всегда держат нос по ветру, и как только появляется благоприятная возможность сделать скачок в своей карьере (а нередко они и сами активно разыскивают такие возможности), А-П запускают в ход свою мощную аналитическую машину, просчитывают все "за" и "против", и, в случае благоприятного прогноза, вносят коррективы в свой план. Если судить по опубликованным биографиям тех, кто на Западе добился успеха и известности, особенно в бизнесе, своими собственными силами (так называемые self-made persons), - среди них немало А-П. Интересно, что многие из тех А-П, которых нам приходилось консультировать, владели несколькими профессиями. Причем сами эти люди говорили нам; что никогда не упускают случая научиться чему-то новому по пути к своей главной цели.

Эффективность комбинации А-П в значительной степени объясняется уравновешенным, рассудочным применением аналитических и прагматических стратегий. Вместо того чтобы неотступно следовать плану и приходить к тому, что "получилось" (или, увлекаясь вспышками новых звезд, бездумно кружить в хаосе жизни), А-П осознанно идут к желаемому результату.

Главная проблема А-П - сохранить уважение, дружбу и любовь окружающих людей. Как и все мы, А-П склонны в большинстве ситуаций действовать в соответствии со своим складом мышления. Однако людям иных ориентации их подход (особенно там, где дело касается межличностных отношений) может казаться излишне расчетливым, деляческим и манипулятивным. А-П всегда следует помнить об этой опасности.

 

Аналитик - Синтезатор (А-С)

 

Комбинация А-С довольно сложна и противоречива. А-С отличает одинаково сильное преклонение как перед системой и формальной логикой, так и перед диалектикой и отрицанием всякой системы. Известный специалист по теории систем У. Чёрчмен (С.W. Churchman) утверждал, что для каждого плана, независимо от его качества, существует контрплан, который ничуть не хуже исходного. Кто-то, возможно, и усомнится в этом, но только не А-С. Если вы увидите человека, который пытается серьезно доказать вам, что А = А и, в то же время, А Ф А, то скорее всего перед вами Аналитик-Синтезатор.

Между прочим, в проявлениях реальной жизни парадоксальная сущность А-С часто выглядит менее экстравагантно, а иногда даже обыденно. Вряд ли вас удивит человек, с одинаковой увлеченностью отыскивающий и контраргументы, и аргументы в защиту собственной позиции. Подумаешь, скажете вы, многие так делают! Так, да не так. "Многие" (как правило) взвешивая все "за" и "против", вольно или невольно допускают перекос в сторону "за". А нередко вообще оставляют задачу поиска контраргументов на долю своих противников, чего никогда не делают А-С.

Вот великолепный пример классического А-С, взятый нами из книги А. Харрисона и Р. Брэмсона* (к сожалению, в нашей практике нам не попадались люди с ярко выраженной комбинацией А-С). Ларри является специалистом по системному анализу в управлении сетью больниц штата Калифорния. В его обязанности входит разработка методов снабжения службы здоровья, объединяющей 6 клиник, несколько тысяч врачей и около миллиона потенциальных пациентов. Ларри очень доволен масштабами работы и сложностью решаемых задач. Одна из его любимых стратегий - "картирование ситуации", на основе которой он создает сложнейшие схемы и планы. Так, у него в офисе висят две огромные доски, каждая занимает целую стену. На одной из них Ларри изобразил во всех подробностях модель снабжения клиник, как оно осуществляется на сегодняшний день. На другой он построил не менее сложную, но весьма элегантную модель системы снабжения, которая построена на совершенно иных предпосылках и должна работать не хуже (если не лучше) первой. Обе эти модели помогают Ларри обрабатывать текущую информацию и давать весьма эффективные рекомендации. В своей организации он известен как концептуализатор, теоретик. Однако он пытается разрабатывать свои проекты таким образом, чтобы они опирались на самые широкие и абстрактные теории, но в то же время были максимально детализированы. В результате Ларри удается связать теорию с повседневной реальностью, что производит на общающихся с ним людей сильное впечатление.

* Harrison A.F., Bramson R.M. The art of thinking... P. 95.

Надо сказать, что далеко не у всех А-С получается все так здорово, как у Ларри. В комбинации А-С суммируются не только достоинства, но и недостатки. "Синтезаторский" интерес к умозрительным построениям, соединенный с "аналитическим" предпочтением теории (и особенно метода) фактам, порождают иногда автономную систему, насыщенную интеллектуальной игрой вне связи с реальным миром.

В самом начале мы упомянули, что эта комбинация внутренне противоречива. Подход Аналитика базируется на допущении о том, что окружающий мир является (или должен быть) рационально организованным, регулярным, подчиняющимся строгим законам. Основные допущения подхода Синтезатора, как известно, полностью противоположны. Казалось бы, что здесь такого: какая-то часть реальности подчиняется строгим законам, а где-то царит полный хаос. Вопрос в том, как провести границу между одним и другим, особенно если правым глазом на мир смотрит Аналитик, а левым - Синтезатор. Постоянные колебания между осознанием логики и абсурдности, порядка и хаоса, "системы" и полного ее отсутствия могут вызывать сильное внутреннее напряжение, получающее разрядку в неожиданных, парадоксальных суждениях и поступках, нередко приводящих в замешательство окружающих.

Кроме того, Синтезаторам свойственно считать, будто они знают что-то важное, может быть даже мудрое, что неизвестно остальным. Им хочется верить, что другие жаждут стать "великими посвященными". Аналитики не менее высоко ценят свои до мельчайших подробностей продуманные программы и считают, что людям необходимо набраться терпения и выслушать их ради своей же пользы. Когда эти две тенденции соединяются в комбинации А-С, не трудно вообразить, во что иногда превращается общение с такими людьми.

 

Синтезатор - Прагматик (С-П)

 

В сочетании С-П уживаются несовместимые на первый взгляд качества. Склонность к умозрительным построениям и любовь к диалектическим противоречиям - с высокой адаптивностью и эклектикой. Стремление к обострению противоречий вплоть до конфликта- с ориентацией на благоприятные возможности. Отстраненная позиция - с маркетинговым подходом. И все это буквально пронизано страстью к изменениям, инновациям, экспериментированию. Самое поразительное в комбинации С-П, что ее обладатели не ощущают сколько-нибудь серьезного внутреннего напряжения или разлада. Вероятно, благодаря очень быстрому переключению с синтезаторской ориентации на прагматическую (и наоборот)...

С одной стороны, трудно встретить человека более непостоянного, чем С-П. Зато, с другой стороны, С-П обладают самой высокой толерантностью к неопределенности (сравнительно с любым другим чистым стилем или любой "стилевой комбинацией"). С-П умудряются спокойно (если только к ним применимо это слово) и даже уютно жить в динамичном, непредсказуемо меняющемся мире. Большой, шумный город для них явно предпочтительней размеренной и однообразной деревенской жизни, а динамичные профессии - гораздо привлекательней кабинетных, методичных, рутинных занятий.

А. Харрисон и Р. Брэмсон сравнивают С-П с человеком, всю жизнь идущим по высоко натянутой над землей проволоке, причем без всякой страховки. Если к его ощущениям и примешивается время от времени малая толика страха из-за абсолютной непредсказуемости хода событий, то доминирует несомненно радостное возбуждение и удовольствие, вызываемое постоянной сменой декораций, ожиданием чего-то неизведанного опасностей и приятных сюрпризов.

Но при высочайшей терпимости к неопределенности С-П не хватает элементарного терпения, чтобы более или менее тщательно проанализировать ситуацию (особенно с опорой на формально-логические процедуры), выслушать душевные излияния другого человека или хотя бы полностью соблюсти этикет (протокол и т.п.). Вероятно, С-П часто нарушают традиции и... дают начало новым.

В роли руководителя или лидера С-П скорее всего будут отдавать предпочтение воодушевлению людей, поддерживать движение и стремиться к нововведениям, мало заботясь о стабильности, долгосрочных перспективах и статус-кво (хотя бы и собственном). Вряд ли подобный стиль придется всем по душе. Однако и здесь С-П выручает их адаптивность: из-за боязни отпугнуть от себя тех, кто ценит порядок, стабильность и предсказуемость, они могут до поры до времени скрывать от других, что их сердце "склонно к изменам и переменам, как ветер мая". Справедливости ради следует заметить, что при наличии способностей и хорошей профессиональной подготовки С-П, несущие в себе мощный заряд творческой энергии, могут совершить много чудесных перемен в этом "самом лучшем из миров".

 

Синтезатор - Реалист (С-Р)

 

Комбинация С-Р - самая противоречивая и поэтому, вероятно, самая редкая. У нас даже закрадывается подозрение, что она образуется не естественным путем, а искусственно, когда Синтезатор (или Реалист) по каким-то причинам стремится овладеть противоположным по духу стилем и это ему удается.

Как вы помните, Синтезаторы и Реалисты находятся на противоположных концах стилевого спектра мышления. Системы ценностей, познавательные установки и мотивы, мыслительные стратегии Синтезаторов и Реалистов в большинстве отношений вступают в противоречие. Из этого следует, что лица, обладающие выраженной комбинацией С-Р (т.е. получившие высокие оценки по двум этим стилям при тестировании), могут переживать сильный внутренний разлад.

Сидящий внутри С-Р Реалист, оценив с точки зрения имеющихся у него объективных фактов ситуацию как достаточно ясную, склонен действовать. "О чем тут еще размышлять?" В этот момент и раздается внутренний голос Синтезатора: "Постой! Ты уверен, что все эти твои факты столь ясны и однозначны, как тебе кажется? Вас, Реалистов, легко обмануть видимостью. А действительность может оказаться совсем иной".

Способ, которым С-Р удается разрешить этот внутренний конфликт и занять определенную позицию, очень легко описать, но совсем не просто освоить и преднамеренно использовать. Что требуется, так это сделать паузу, сказав себе: "Стоп! Давайте разберемся, и по возможности без эмоций." И - разобраться, сосредоточившись на спорных аспектах проблемы или ситуации. Результатом должен быть рациональный, совершенно сознательный выбор стратегии. Если стоящую перед С-Р проблему можно (подумав!) отнести к классу хорошо определенных, объективных, допускающих эмпирический анализ, то рекомендуется применять "реалистические" стратегии. Когда проблема плохо определена, слабо структурирована, нагружена субъективными факторами и противоречиями, лучше воспользоваться стратегиями из арсенала Синтезатора. Короче, для снижения внутреннего напряжения С-Р следует, по возможности, сознательно распоряжаться своими объединенными стратегическими ресурсами. И, пожалуй, трудно найти кого-то еще, кроме С-Р, кому овладение методами самоанализа и саморегуляции было бы столь полезным. Кстати говоря, у С-Р есть неплохие предпосылки для освоения рациональной саморегуляции - наличие объединяющей Синтезаторов и Реалистов потребности контролировать ситуацию (точнее, разные ее аспекты).

Комбинация С-Р оказывается эффективной, когда ее обладатели свободно играют на инструментах "син-тезаторской" и "реалистической" группы да еще и умело дирижируют собственным оркестром. При правильной оркестровке двух стилей в комбинации С-Р они не мешают друг другу, а начинают работать в комплиментарной манере.

Потенциальная сила этой комбинации берет начало в свойственных обоим входящим в нее стилям остроте действия, стремлении сразу взять быка за рога, мощной смеси мотивации изменения и достижения. Например, школьный учитель С-Р, будучи силен в теории как преподаваемого предмета, так и педагогики и психологии, одновременно глубоко заинтересован в практическом приложении своих знаний и, вероятно, сможет объяснить своим ученикам многие сложные вопросы современной науки. Обобщенный профессиональный образ С-Р - это так называемый "творческий антрепренер": человек с огромным стремлением к неортодоксальному, но твердому достижению конкретных результатов. Если он принял решение о направлении действий, то продвигается в этом направлении мощно, дерзко, с выдумкой, хотя и понимает, что движение в противоположном направлении, вероятно, могло бы быть столь же плодотворным.

Самый большой потенциальный минус комбинации С-Р - парализующая сознательную волю амбивалентность. Когда С-Р ясно видит две разные, но одинаково привлекательные для него (точнее, для сидящих в нем Синтезатора и Реалиста) дороги, он может вообще оказаться неспособным сдвинуться с места. Или (чтобы прервать свои мучения) может выбрать новый и необычный путь "по бездорожью", махнув на все рукой или бросив монетку. Типичная ситуация Буриданова осла, и не менее типичное ее решение. Однако подчеркнем, что это именно потенциальная опасность, подстерегающая прежде всего С-Р с низким уровнем самоуправления.

Итак, мы закончили описание парных комбинаций. Несколько непрошенных, но полезных советов.

Не следует использовать эти описания комбинаций (как, впрочем, и чистых стилей) в качестве готовых, законченных характеристик. Мы напоминаем об этом, поскольку подобная порочная практика, ничего общего с серьезной психодиагностикой не имеющая, получила широкое распространение. Еще хуже, когда такие "характеристики" просто вводятся в персональный компьютер в связке с опросником и ключом к нему, а получившийся "компот" выдается за освоение новых технологий. Являясь сторонниками компьютерной психодиагностики и имея некоторый опыт работы в этой

области, мы с полной ответственностью заявляем, что для создания даже такой относительно простой диагностической экспертной системы, как "Диагностика СМ" (а ее вполне можно создать), информации, содержащейся в этой книге, недостаточно. Конечно, если вы хотите получить надежную систему, а не очередную компьютерную забаву. Но мы и не ставили своей целью дать здесь информацию такого характера.

Приведенные описания стилей, чистых и комбинированных, представляют собой концептуальные опоры, схемы для составления характеристики конкретного человека. Ведь в них, помимо перечня качеств мышления, мотивации и личности, содержатся различного рода пояснения и даже примеры. И предназначены они прежде всего для того, чтобы вы смогли как можно полнее и точнее понять сущность каждого стиля мышления и все их возможные комбинации. Это - задача номер один.

Начинать лучше с себя. Построив по результатам тестирования свой профиль, прочитайте сначала описание соответствующих чистых стилей, а затем (если нужно) и описание свойственной вам их комбинации. Важно не забыть и о тех стилях, которыми вы пренебрегаете. Обязательно нужно внимательно ознакомиться с характеристиками основных стратегий тех стилей, которые получили акценты в вашем профиле.

Только после такой нелегкой работы можно приниматься за составление первой психологической характеристики - вашей собственной. Теперь у вас есть вся информация для того, чтобы успешно справиться с этой задачей: необходимая лексика и специальная терминология, примерная структура, определяющая порядок и глубину описания стилей и входящих в них стратегий. Не забывайте о Приложении, где резюмировано основное содержание книги.

Начиная делать наброски будущей характеристики, прикиньте на себя описание соответствующих стилей и выделите те качества и стратегии, которые, по-вашему, наиболее близки вам; отметьте и те, которые вы за собой не числите. От последних не спешите отказываться. Попробуйте поискать подтверждение или опровержение в ваших ответах на опросник; используя ключ, вы легко можете узнать, к какому стилю относится тот или иной вариант ответа. Если и это не поможет, попытайтесь установить истину с помощью тех, кто вас хорошо знает. Задайте им необходимые вопросы. Не правда ли все это напоминает первую примерку в ателье, где вы заказали себе пальто?

Настало время писать характеристику. Мы специально не приводим образцов: как показывает опыт, профессионалам они не нужны, а новичкам вредны, ибо гипнотизируют их. Ведь от предложенного шаблона отделаться удается не многим. А объективная и точная психологическая характеристика - это штучный товар, причем ручной работы. Поэтому пишите, как писали бы служебную характеристику, с которой наверняка сталкивались не раз. В конце концов, пишите так, как пишется. Здесь тоже важно почувствовать свой стиль, особенно свои слабые стороны, чтобы затем их компенсировать. Ваша задача - научиться характеризовать стиль мышления интересующих вас людей для внутреннего, так сказать, пользования. И не забывайте о величине и соотношении оценок, полученных по каждому из описываемых вами стилей. Не будьте слишком категоричными в суждениях, используйте для нюансировки такие слова, как "иногда", "редко", "часто", "возможно" и т. д.

Готовую, теперь уж действительно индивидуальную характеристику обсудите со своими близкими, друзьями или с теми людьми, кому вы доверяете. Возможно, вы что-то исправите после разговора с ними. Но главное, вы заинтересуете их и приобретете благодарных "клиентов", которые с удовольствием заполнят опросник "СМ", чтобы узнать и о себе. После того как вы, повторив всю процедуру, составите характеристики и на них, можете спокойно отправляться в самостоятельное плавание. По меньшей мере, с 85% "клиентов" вы справитесь без особого труда, а как совладать с остальными 15%, узнаете чуть ниже. И не упускайте малейшую возможность тренировать навыки визуальной диагностики. Увы, не все захотят (а некоторые не смогут) заполнять какой-то там опросник. Поэтому, если вы нашли желающего это сделать, попробуйте предугадать результат и набросайте хотя бы краткую, черновую характеристику, а затем сравните с профилем, построенным по данным опросника. Со временем ваши глаза и уши плюс, естественно, голова смогут во многих случаях заменить последний.

Вернемся к нашим 15% людей, доставляющих наибольшие хлопоты при интерпретации их результатов. Сюда входят обладатели "трехглавых" и "плоских" профилей.

Начнем с "трехглавых", т. е. тех, у кого оценки по трем стилям находятся в интервале от 60 баллов и выше.

Можно было бы достроить нашу квадратную карту "страны стилей мышления" до куба, выделить все значимые трехчленные комбинации и описать их примерно так же, как мы только что проделали это с двухчленными комбинациями. Кто хочет, может попробовать. Мы - не будем. И не потому, что "трехглавых" всего 2% (от общего числа обследованных).

Главная причина в том, что нюансов в трехчленных сочетаниях гораздо больше, чем в двухчленных. Если бы мы решились их здесь описать, даже на том же уровне полноты, какой нами принят в данной книге, это значительно увеличило бы ее объем. А если ограничиться описаниями, без анализа вариантов и комментариев к ней, это так и останется в сознании большинства как непреложная истина. Первого мы допустить не можем, а второго - не хотим.

В принципе, у вас есть вся необходимая и достаточная информация для самостоятельной интерпретации "трехглавых" профилей. Алгоритм тот же, только к "соли и перцу" вам придется добавить третью приправу, например "горчицу" или что-то другое, по вашему вкусу.

Следующие несколько соображений помогут вам правильно понять "трехглавых" и, надеемся, уберегут от грубых ошибок в описании их особенностей.

Во-первых, желательно убедиться в надежности получения результатов или, иначе, в "правильности" ответов кандидатов в "трехголовые мыслители". Проблема надежности опросника "СМ", которой его авторы, А. Харрисон и Р. Брэмсон, не касаются в своей книге, дает о себе знать, начиная с трехчленных комбинаций. Когда у кого-то оценки по трем входящим в комбинацию стилям колеблются у отметки 60 баллов, а оценки по двум оставшимся стилям примерно одинаковы (где-то в диапазоне 45-50 баллов), то кроме вывода о разносторонности такого человека (в смысле владения разнообразными мыслительными стратегиями) появляется вопрос: а не свидетельствует ли такое "расползание" оценок по всему спектру стилей, что этот человек или не понял изрядную часть суждений, предлагаемых ему для выбора в опроснике "СМ", или не смог выбрать адекватные своему умственному складу суждения из-за недостатка жизненного опыта, плохого знания себя и т. д.)? А может быть - просто не захотел сообщить о себе правду? Ведь в нашей практике были случаи, когда после обстоятельной беседы с предполагаемыми (по результатам тестирования) "трехглавыми" некоторые из них, после "охов" и "ахов" по поводу того, что они "не так поняли", теряли одну "голову" и превращались в заурядных "двухглавых", а один вообще оказался типичным Реалистом. Поэтому при истолковании слабоак-центированных "трехглавых" профилей следует проявлять известную осторожность и, по возможности, проверять результаты либо путем качественного анализа ответов на опросник "СМ", либо посредством сбора дополнительных, уточняющих сведений. Однако нельзя ни на секунду забывать о другом: не было бы и проблемы, если бы не существовало подлинных "трехголовых мыслителей" с самой разной выраженностью стилей. Гоните прочь излишнюю подозрительность!

Во-вторых, необходимо учитывать качественное соотношение стилей в комбинации. Как вы уже знаете из описаний парных комбинаций, сидящие в наших головах независимые, суверенные "мыслители" иногда успешно сотрудничают, увеличивая наши интеллектуальные возможности, а иногда - с трудом терпят друг друга или, хуже того, конфликтуют, парализуя движение мысли. Отношения в "тройках" - еще сложнее (например, возможны временные союзы-блоки "двух" против "одного"). Разные "тройки" сами по себе отличаются по степени внутреннего согласия, например: С-И-Р и П-А-Р. В одних "тройках" стили действуют как лебедь, рак и щука; в других - более сине-ргично, как головы Змея Горыныча. А пара "отверженных", не забыли? Важно знать, "кто есть кто в этой паре и в каких отношениях она с тройкой "фаворитов". Если удается нащупать истинное качественное соотношение стилей у "трехглавых", многое можно понять и предсказать в их поведении.

В-третьих, следует обратить внимание на количественную степень выраженности стилей, входящих в "тройку". Если оценки по одному или двум стилям относительно высоки (более 70 баллов), а по оставшимся (двум или одному) близки к 60 баллам, то можно попробовать свести интерпретацию такой "тройки" к чистому стилю или парной комбинации, прокомментировав слабо выраженный стиль (или стили) как возможный, дополнительный к основному вариант поведения. Этим не следует злоупотреблять, но когда не удается постичь точный смысл сложной "тройки", лучше пойти на упрощение, чем окончательно запутаться. Ведь и при таком грубом подходе можно оценить хотя бы главную ось интеллектуального склада человека, пусть без важных нюансов. Лучше знать что-то, чем ничего.

Наконец, в-четвертых, характеризуя "трехголового мыслителя", полезно рассмотреть положительную и отрицательную стороны самой по себе "триады". Преимущество обладателей "трехглавых" профилей состоит, по-видимому, в том, что их интеллектуальный стратегический арсенал шире, чем у представителей чистых стилей и "двухглавых". Иными словами, они, при прочих равных условиях, оказываются более разнообразными в своих подходах, гибкими как в понимании, так и в реагировании на поведение других людей и происходящие события.

Недостатком всех "триад" оказывается практически обязательное пренебрежение или даже активное отвер-гание двух не вошедших в "тройку" стилей. То, что у "чистых" или "двухглавых" является возможным, у "трехглавых" - неизбежным, обусловленным процедурой выбора из ограниченного множества вариантов. Следовательно, слабым местом "трехглавых" оказывается неприятие, непонимание или недооценка каких-то подходов и стратегий, которые могут быть весьма эффективными для решения определенных проблем. Если вы сами принадлежите к клану "трехглавых", знание своих "слепых пятен" поможет, при желании, пересмотреть ваше отношение к "отверженным" и найти способ заставить их работать на вас, а значит, пополнить свою интеллектуальную экипировку. Другим, составляя на них характеристику, можно дать соответствующие рекомендации.

 

"Плоский" профиль

 

Это интересное явление вполне заслуживает особого разговора, хотя и не часто встречается (около 13% опрошенных). Мы поступим следующим образом: сначала представим точку зрения американских коллег на сущность "плоского" профиля, а затем предложим вам свои дополнения и поправки.

А. Харрисон и Р. Брэмсон полагают, что лица с "плоским" профилем стилей мышления являются, по сравнению с другими, более "адаптивными" (в широком смысле), поскольку имеют возможность использовать более разнообразные подходы и стратегии. Однако они менее устойчивы и предсказуемы в своих мыслях и действиях, а значит, и труднее распознаваемы сравнительно с теми, кто отдает сильное предпочтение каким-то отдельным стилям. Внешне их поведение ближе всего к поведению Прагматиков. Но есть и важное различие между ними. С увеличением степени выраженности своего стиля Прагматики все чаще используют свой инкрементальный подход сознательно, целенаправленно, тогда как лица с "плоским" профилем прибегают к тому или иному набору стратегий либо под давлением обстоятельств, либо более или менее случайно, не осознавая и не обосновывая свой "выбор".

Есть у обладателей "плоского" профиля "проблема" поведенческого характера. По данным А. Харрисона и Р. Брэмсона, такое качество личности, как харизма*, положительно коррелирует с высокими оценками по отдельным шкалам опросника "СМ" (иначе говоря, с сильным предпочтением каких-то стилей мышления). Они не приводят величину коэффициента корреляции, однако утверждают, что лица с сильным личным влиянием на других, с устойчивым рисунком поведения (нравящимся или даже не нравящимся), в тенденции обнаруживают сильное устойчивое предпочтение определенных стилей мышления. Поведенческий образ человека с "плоским" профилем - это образ "приятного, хорошего человека", который ладит практически со всеми и движется за (вместе с) потоком событий. Будет ли такой "стиль" восприниматься конкретным человеком как недостаток или, наоборот, достоинство, в значительной мере зависит от его системы ценностей.

* Харизма (греч. charisma - благодать) - особая божья сила, ниспосылаемая, по религиозным представлениям, человеку свыше, чтобы он смог преодолеть внутренне присущую ему греховность и достичь спасения. В данном контексте имеется в виду "лидерство от Бога , т.е. особый дар привлекать к себе людей, воодушевлять их, внушать им веру, вести за собой, управлять и т.д.

Первое и основное наше дополнение касается проблемы надежности диагностики лиц с "плоским" стилевым профилем с помощью опросника "СМ". Здесь она еще острее, чем в случае с "трехглавыми". Дело в том, что проще всего получить "плоский" профиль, заполняя опросник случайным образом, "от фонаря". Причины такого заполнения, как вы уже знаете, могут быть разными: от непонимания задания до сознательной фальсификации. Как показывает наш опыт, чаше всего липовый "плоский" профиль появляется в тех случаях, когда опросник "СМ" заполняют лица с низким уровнем образования (или очень низким, на грани нормы, уровнем интеллекта). Таких случаев немного на фоне подлинных "плоских" профилей, однако они есть и следует быть готовым к их появлению при широком использовании опросника "СМ".

Второе дополнение касается высокой "адаптивности", приписываемой обладателям "плоского" профиля. Вероятно, не зря А. Харрисон и Р. Брэмсон заключили это слово в кавычки, хотя и оставили без всяких пояснений. Нам кажется, что не совсем корректно сравнивать способность к адаптации, используя одно измерение: "лучше - хуже". Адаптивность - сложное качество. Наши коллеги исходят, по-видимому, из предположения, что поскольку "плоские" не отдают предпочтения ни одному из пяти стилей мышления, то они в совершенстве владеют всеми.

Теоретически это возможно (и может быть идеалом для многих), но на практике встречается довольно редко. В жизни человек гораздо больше сил и внимания уделяет развитию и совершенствованию тех качеств личности и интеллекта, к которым он обнаруживает пристрастие. Конечно, обладатель "плоского" профиля испытает, вероятно, меньше затруднений, столкнувшись с сугубо "аналитической" проблемой, чем чистый Синтезатор. Но вот вопрос: сможет ли "плоский" конкурировать в подобной ситуации с чистым Аналитиком? Сможет ли продемонстрировать весь "аналитический" инструментарий, причем на уровне мастерства чистого Аналитика? Здесь не место для полемики; мы подняли эту проблему лишь для того, чтобы показать: в оценке адаптивности разных стилей и их комбинаций следует проявлять известную осторожность, поясняя, по крайней мере, что конкретно имеется в виду.

И последнее. Нас несколько удивило сопоставление "плоских" с Прагматиками. Сходство, конечно, есть, но... не больше, чем с остальными четырьмя стилями. И опять-таки причиной тому служит употребление А. Харрисоном и Р. Брэмсоном термина "адаптивность" в широком смысле. Ведь если Прагматик исповедует принцип "годится все, что работает" (а всегда ведь найдется что-то, что сработает), это не означает, что сам он, особенно чистый Прагматик, "на все руки мастер" и владеет всем спектром подходов. Прагматик в любой ситуации остается Прагматиком и использует свои стратегии, а не становится на какое-то время Идеалистом или Реалистом. А обладатели "плоского" профиля поступают именно так: где-то они Прагматики, когда-то Идеалисты, а если надо - Реалисты (все это, естественно, в пределах, определяемых уровнем владения стратегиями разных стилей). Коль сравнивать "плоских" с кем-то из персонажей этой книги, так с "Горы-нычем", у которого средняя, "главная" голова - "прагматическая", а две оставшиеся - любые другие, по вашему выбору.

Первая, диагностическая часть книги закончена. Прочитав ее, вы узнали много. Кто-то, выяснив, что он - Идеалист, его супруга - Реалистка, а начальник - Аналитик, наверняка задумается над тем, что же с этой информацией делать дальше? Какая от нее польза? Может ли она помочь что-то изменить в жизни, наладить отношения, повысить качество и эффективность работы, добиться повышения по службе и т.п.? С подобными вопросами мы сталкиваемся на каждом семинаре, и отсутствие их было бы неестественным.

Несомненно, усвоенное вами имеет практическую ценность. Возьмите хотя бы проблему совместимости стилей. Теперь вам хорошо известно, какие сложные отношения возникают между независимыми, суверенными "мыслителями", сведенными волею судеб вместе в одной человеческой голове. И тем не менее они находят общий язык, иначе все мы просто не смогли бы сдвинуться с места. Сейчас, когда вы знаете, как это происходит, почему бы не попробовать применить ваши знания на межперсональном уровне, для улучшения взаимопонимания с другими людьми. Вполне достижимая цель, причем только одна из многих. Короче, если укрупнить практические цели, могущие представлять интерес в связи с полученной информацией о стилях мышления, мы вправе заявить, что у вас появились неплохие шансы, чтобы:

  • научиться находить общий язык с "трудными" людьми и эффективнее влиять на них: нейтрализовать сопротивление и превращать "противников" в "союзников";
  • развить сильные стороны вашего интеллекта, сделать его более мощным и эффективным;
  • освоить новые для вас стратегии и приемы мышления, стать более разносторонними и гибкими в поиске и принятии решений;
  • стать более точными и объективными в восприятии, понимании и оценках того, что говорят и делают другие люди.

А мы, со своей стороны, постараемся во второй части книги оказать вам посильную помощь в достижении этих целей.

 

Перейти на страницу: "содержание"(продолжение)


Координация материалов. Экономическая школа





Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru