Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 


100 Hot Books (Амазон, Великобритания)


 

ПОЙМИТЕ НАС ПРАВИЛЬНО

(вместо послесловия)

 

Настало время хотя бы кратко объяснить тем, кого это интересует, теоретические истоки и основы предлагаемого здесь подхода к диагностике и развитию стилей мышления. Характер книги и ограниченные рамки послесловия определяют цель - разъяснить авторскую позицию, избегая анализа или, того хуже, научных дискуссий. Ведь основные наши читатели - не специалисты - психологи, а люди разных профессий, заинтересованные в получении практической помощи от психологов в решении своих деловых и житейских проблем. Большинство, вероятно, имеет высшее или среднее специальное образование, что позволяет нам надеяться на две вещи. Во-первых, что от нас не ждут "жареных новостей" с научной психологической "кухни". Во-вторых, что уровень наших читателей дает нам возможность использовать достаточно строгий язык, без бесконечных лирических отступлений по поводу значения того или иного термина.

В понятии "стиль мышления" (или "интеллектуальный стиль") нашел выражение тривиальный факт: люди думают по-разному об одном и том же. Индивидуальные различия в мышлении оказались настолько разноплановыми, зависящими от такого большого числа факторов, что привести их к общему знаменателю не удалось до сих пор, несмотря на почти вековую историю их экспериментального изучения. Естественно, появилось несколько десятков подходов и теорий познавательных, или когнитивных (в том числе интеллектуальных) стилей, а их создатели и сторонники получили прекрасную возможность вести бесконечный научный спор на страницах журналов и на многочисленных конференциях и симпозиумах.

И мы тоже принадлежим к определенной научной "семье". Но не эта "принадлежность" повлияла на выбор концепции стилей мышления, представленной в данной книге (хотя на реализации концепции в тексте принадлежность эта несомненно сказалась).

Поскольку мы хотели написать руководство по диагностике, самопознанию и саморазвитию для "непосвященных" (в духе распространенной за рубежом серии "Помоги себе сам"), нам пришлось ориентироваться прежде всего на практические соображения в поисках подходящей теории стилей.

Во-первых, нам сразу же пришлось отказаться от суперсовременных подходов к изучению познавательных стилей, не получивших достаточной экспериментальной проверки и широкого использования в работе практиков. Таким образом, область поиска сужается до психологического классицизма и неоклассицизма.

Во-вторых, предпочтение отдавалось тем концепциям, понимание которых не требовало бы от наших читателей специальных психологических знаний. По этой причине, например, в стороне остались психоаналитические теории стилей, хотя отдельные результаты, полученные в рамках психоанализа и неопсихоанализа*, мы просто не могли обойти вниманием в разработке и интерпретации стилей мышления, описанных в этой книге.

* Юнг К.Г. Психологические типы/ Пер. с англ. Е.И.Рузера. М.: Алфавит, 1992; Myers I.B. Gifts differing. Palo Alto CA: Consulting Psychologists Press, 1980; Myers I.В., Mc Caulley M.N. Manual: A guide to the development and use the Mycrs-Briggs type indicator. Palo Alto CA: Consulting Psychologists Press, 1985; Fromm E. Man for himself: An "nqulry into the Psychology of Ethiss. N.-Y.: Fawcett Premier, 1988 (5th ed.) и др.

В-третьих, искомая концепция должна носить прикладной, практический характер, быть легко применимой для анализа индивидуальной и групповой деятельности в разнообразных ситуациях. Поэтому нас интересовали подходы, в которых стили мышления трактуются как единство внутренних (интеллектуальных, эмоциональных, волевых, мотивационных) и внешних (поведенческих) характеристик. Понимаемые таким образом стили представляют собой более крупные единицы ("молекулы") человеческой деятельности, нежели традиционные "когнитивные стили" ("атомы") - индивидуально своеобразные способы интеллектуальной переработки информации о своем окружении. Они ближе примыкают к типам личности, чем к индивидуальным особенностям мышления. В отличие от "когнитивных стилей", которые выявляются только с помощью лабораторных методик и строгих тестовых процедур (образно говоря, с помощью психологического "микроскопа"), более крупные стили мышления доступны для наблюдения и самонаблюдения "невооруженным глазом", хотя и обязательно "обученным". Поэтому дополнительным критерием для выбора подходящей нам концепции стилей мышления стало требование разработки на ее основе простого и широко апробированного инструмента для выявления и оценки соответствующих стилей (опросника, схемы наблюдения и т.п.).

В результате мы оказались, если несколько упростить ситуацию, перед "выбором из трех". Остается объяснить мотивы наших предпочтений.

В качестве первого претендента на роль базовой теории для книги такого рода, как наша, могла бы быть названа концепция латерального мышления, своими корнями уходящая в учение о функциональной асимметрии мозга*. Как установлено, в основном в результате клинических нейрофизиологических исследований, полушария мозга человека выполняют разные функции. Левое контролирует правую сторону тела и несет ответственность за анализ, произвольное планомерное восприятие, счет, речевые функции, логическое, понятийное мышление. В целом, левое полушарие можно назвать "рациональным". Правое полушарие контролирует левую сторону тела и отвечает за целостное образное восприятие, невербальную коммуникацию и понимание интонационной стороны речи, интуитивное, ассоциативное мышление и др. Поэтому, в противоположность левому, правое полушарие называют иногда "иррациональным", без какого-либо оттенка мистики, единственно с целью подчеркнуть особые принципы переработки информации ("образно-эмоциональную" логику). Следует лишь добавить, что "рациональность" левого полушария достигается только благодаря "иррациональности" правого, и наоборот. Иначе говоря - нормальная психическая жизнь и, в частности, мышление обеспечивается непрерывным взаимодействием и парной работой обоих полушарий мозга.

* Спрингер С, Дейч Г. Левый мозг, правый мозг: Пер. с англ. М., Мир, 1983; Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. функциональные асимметрии человека. М.: Медицина. 1981 /2-е изд.. 1988/; Сергеев Б.Ф. Ум хорошо... М.: Мол. гвардия, 1984; Грановская P.M., Березная И.Я. Интуиция и искусственный интеллект. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та. 1991; Жариков Е.С., Золотое Л.Б. Как приблизить час открытий, Кишинев: Штиинца, 1990, с. 144-149.

Соответственно были выделены два типа (или стиля) мышления: "левополушарное" и "правополушарное" (иногда выделяют третий - промежуточный). Концепция получила весьма широкое признание и распространение. В ее рамках разработаны десятки методик диагностики "право-левополушарности" мышления и еще больше систем упражнений, в основном, для развития "правополушарного" мышления, поскольку именно этот тип считается "униженным и оскорбленным" в западной культуре. Концепция латерального мышления носит ярко выраженный прикладной характер (различные виды обучения, профориентация и профподбор, научное творчество и искусство).

Тем не менее мы, по ряду соображений, вынуждены отказаться от использования этой концепции в качестве теоретической базы.

Чем больше приложений находит концепция латерального мышления в различных сферах человеческой деятельности, тем заметнее становится ее отрыв от исходной физиологической основы и превращение в феноменологию мышления. Причины понятны, так как оценить доминантность одного из полушарий, лежащую в основе предпочтения одного из типов латерального мышления, можно лишь в хорошо оснащенной физиологической лаборатории (которых, как вы понимаете, не так много). Да и не каждый захочет подвергать себя "каким-то там опытам". Дело зашло так далеко, что в качестве прямой основы "право-левополушарности" мышления рассматривается специфика культуры (Восток - Запад, искусство - наука и др.).

Малое количество категорий - два или, в лучшем случае, три типа мышления - оказывается труднопреодолимым препятствием на пути качественного описания интеллектуального многообразия человека в рамках концепции латерального мышления.

Наконец, о право - левополушарном мышлении опубликовано немало книг и статей, в том числе и на русском языке (что, бесспорно, является позитивным фактом). И поскольку нам неизвестны (на данный момент) какие-то принципиально новые достижения в области исследования функциональной асимметрии мозга человека, мы сочли нецелесообразным умножать число книг по этой теме еще на одну, описывая по-иному то, что уже успели сделать квалифицированно, доступно и занимательно другие.

Вторая концепция, которой можно было бы воспользоваться для наших целей, принадлежит современному американскому психологу Роберту Стернбергу, широко известному благодаря оригинальной "триархической теории интеллекта"* и обширным исследованиям повседневного, практического мышления.

* Sternberg R.J. Beyond IQ: A triarchic theory of human intelligence. Cambridge: Cambridge University Press, 1987.

Развивая "триархический" подход, Р. Стернберг предложил не менее оригинальную теорию интеллектуальных стилей,* понимаемых как своеобразный интерфейс между интеллектом и личностью. Так как ядром триархической модели является принцип психического самоуправления (результат интериориза-ции принципов государственного правления), центральным оказывается вопрос о том, как личность управляет "ментальным государством" - интеллектом, или иначе, вопрос о стилях, а не об уровнях интеллекта.

* Sternberg R.J. Mental self-government: A theory of intellectual styles and their development//Human Development, 1988. Vol-31(4). P. 197-221; Siernberg R.J. The triarchic mind: A new theory of human intelligence. N.-Y.: Viking Penguin Inc., 1988. P. 275-295.

Стилевая организация интеллекта, по Р. Стернбергу, выглядит следующим образом.

Пять относительно независимых параметров "ментального государства" разделяются на 13 интеллектуальных микростилей: законодательный (легислатив-ный), исполнительный, оценочный, монархический и т.д. Здесь нет возможности дать даже краткую характеристику каждого из них,- рассмотрим лишь один пример. Сравним три функции (власти). Люди с легисла-тивным стилем мышления отдают предпочтение изобретению, формулированию и планированию новых стратегий, решений, концепций и т.д. Им нравится создавать собственные "правила игры" и вести дела по-своему, ставить и решать проблемы, которые до них никто не решал, открывать новые сферы приложения сил. Поклонники исполнительного стиля предпочитают заниматься конкретизацией и реализацией планов, проектов, концепций, созданных "законодателями". Они склонны соблюдать установленные правила, законы, традиции, отбирать методы решения проблем из уже имеющихся, да и сами проблемы хотели бы видеть в привычной, традиционной формулировке. Отдающие преимущество судебной функции ориентированы на оценку и контроль всех этапов решения проблемы. Конечно, у каждого из нас в той или иной степени развиты все три Функции, а микростиль характеризует их соотношение.

Все возможные комбинации 13 чистых микростилей образуют множество из 96 чистых макростилей, например, "законодатель, консерватор, монархист, глобалист, ориентированный на внутреннюю сферу" и т.д. О числе комбинированных микро- и макростилей лучше не думать.

Концепция Р. Стернберга обладает исключительными возможностями дифференциации интеллектуальных стилей; она базируется на ясных теоретических предпосылках, носит выраженный прикладной характер и дополняется набором "ситуативных тестов" для диагностики микростилей. Тем не менее, время использования этой концепции непрофессионалами у нас, по-видимому, еще не пришло. Настораживает громоздкость как самой схемы стилей, так и диагностических средств. Поскольку, на данный момент, ни одна из работ Р.Стернберга не опубликована в переводе на русский язык, подробное изложение концепции, описание тестов и упражнений по интеллектуальному тренингу потребовало бы увеличить объем нашей книги в несколько раз, что сейчас попросту невозможно.

Поэтому мы остановили свой выбор на подходе Ал-лена Харрисона и Роберта Брэмсона (США), который, во многих отношениях, занимает промежуточное положение между биоцентристской (по крайней мере, в ее истоках) концепцией латерального мышления и социоцентристской концепцией интеллектуальных стилей Р.Стернберга.

Теоретической базой подхода А. Харрисона и Р. Брэмсона к изучению стилей мышления явились результаты исследований философских систем познания действительности, выполненных известным методологом и специалистом по теории систем Уэстом Чёрчме-ном*. Вероятно, именно пять основных эпистемологических моделей (т.е. моделей познания мира), описанных У.Черчменом, послужили главной причиной выделения пяти чистых стилей мышления и выбора их названий в концепции А.Харрисона и Р. Брэмсона. А утвердиться в правоте и обоснованности такого подхода им помог философ Ю.Бачлер, одновременно и совершенно независимо от остальных описавший пять типов методологии философских исследований,** хорошо коррелирующих с типологией У.Черчмена. С незначительными изменениями мы приводим таблицу соответствий между результатами У. Черчмена, Ю. Бачлера, А. Харрисона и Р. Брэмсона, составленную последними.***

* Churchman C.W. Challenge to reason. N.-Y.: Mc Graw Hill, 1968, ch. 14; краткое описание выделенных У. Черчмсном пяти эпистем см. в кн.: Гиг Дж., ван. Прикладная общая теория систем. В 2-х кн. Кн.2. М.: Мир, 1981, с. 572-576.

** Buchler J. The concept of method. N.-Y.: Columbia University Press, 1961

*** Harrison A.F., Bramson R.M. The art of thinking... P. 179.

Следует сделать два пояснения к этой таблице. Пожалуй, все имена философов, за исключением Э.А.Сингера (Е. A. Singer), известны нашим читателям или, по крайней мере, информация о них доступна. Что касается биографии Э.А.Сингера - американского философа прагматической ориентации, то мы знаем о нем лишь то, что он работал в Пенсильванском университете и перед второй мировой войной был учителем хорошо знакомого отечественным системщикам, кибернетикам и экономистам Рассела Акоффа*. Фрагментарную характеристику взглядов Э.А.Сингера можно найти в работах Р. Акоффа и Дж.ван Гига, переведенных на русский язык.

* Акофф Р. Планирование будущего корпорации : Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985, с. 5-6.

Приведенные в таблице персонификации не следует понимать так, будто Гегель и Уайтхед были Синтезаторами, а Канту и Кольриджу был присущ идеалистический стиль мышления. В действительности, соотношение до известной степени противоположное. Гегель, Уайтхед и др. были создателями определенных Методов изучения действительности, и именно эти методы послужили прототипами для построения, так сказать, полной группы стилей мышления в рамках концепции А.Харрисона и Р.Брэмсона. Индивидуальные особенности мышления и личности именитых философов в данном случае вынесены за скобки и могут анализироваться уже с позиций рассматриваемого подхода в общем ряду с простыми смертными.

Таким образом, концепция А.Харрисона и Р.Брэмсона базируется на теории познания (иначе говоря, на гносеологии или эпистемологии), являющейся, на наш взгляд, достаточно прочной и универсальной основой. Подтверждением тому оказывается тесная смысловая корреляция между описанными в данной книге пятью стилями и другими известными типологиями. Приведем лишь несколько примеров.

Люди с левополушарным (во всяком случае, на уровне феноменологии) мышлением склонны использовать стратегии Аналитиков и Реалистов, а правополу-шарные - стратегии Идеалистов и Синтезаторов. Прагматики занимают промежуточное положение.

Министили Р.Стернберга великолепно вписываются в стили мышления А.Харрисона и Р.Брэмсона. Так, Синтезаторы склонны к законодательной функции, олигархической форме, глобальному уровню, прогрессивной ориентации и предпочитают внутреннюю сферу. Прагматики склонны совмещать исполнительную, законодательную и оценочную функции (действуя по обстоятельствам), приверженны анархической форме, имеют прогрессивную ориентацию, предпочитают локальный уровень и внешнюю сферу.

Ранее, при описании стратегий Аналитика (см. с. 107-125), мы показали, что "когнитивные стратегии" Дж. Брунера так же легко вписываются в пять обсуждаемых здесь стилей.

Наконец, традиционные "когнитивные стили"* ведут себя столь же хорошо по отношению к этим пяти стилям мышления. Так, Аналитики явно "рефлексивны", тогда как Прагматики "импульсивны". Синтезаторы скорее "поленезависимы", а Реалисты - "полезави-симы" и т.д.

* Мы имеем в виду понимание "когнитивных стилей", сложившееся в классических работах: Klein G.S., Perception, Motives and personality. San Francisco: Jossey-Bass Publishers, 1970; Wallach M.A., ogan N. Modes of thinking in young children. N.-Y.: Holt. Rinehart A Winston, 1965; Within H.A. Cognitive styles in personal and cultural adaptation: The 1977 Heinz Werner Lectures. Worcester MA: Clark university Press, 1978 и др.

Кроме хороших смысловых соответствий с другими типологиями, концепция А.Харрисона и Р.Брэмсона отличается еще рядом достоинств. Она обладает удовлетворительной разрешающей способностью, позволяющей надежно дифференцировать (да еще и с учетом степени выраженности) пять чистых стилей и большинство их комбинаций. В ее рамках разработан простой и относительно компактный опросник для диагностики стилей мышления, которым может воспользоваться любой взрослый человек, имеющий хотя бы среднее образование и интерес к самопознанию и саморазвитию. И сама концепция, и опросник прошли серьезную проверку в процессе консультационной работы, проводимой авторами с середины семидесятых годов. Все эти положительные моменты, вкупе с самым большим минусом (неизвестностью подхода А.Харрисона и Р.Брэмсона в нашей стране) побудили нас выбрать его в качестве базового.

Книга, которую вы сейчас держите в руках,- не перевод и не переложение популярной в англоязычных странах книги наших американских коллег "The art of thinking" (выдержавшей, кстати, два тиража - в твердой и мягкой обложке). Это, если пытаться определить жанр, - новая книга на старую тему (с целью ее развития).

Основной задачей было сохранить оригинальный опросник для выявления стилевого интеллектуального профиля, что автоматически потребовало сохранения, хотя бы в главном, принципов оценки и содержательной интерпретации результатов. Любой диагностический инструмент, заслуживающий внимания, строится исходя из строго определенных теоретических представлений об изучаемом феномене.

Однако в силу языковых и культурных различий мы вынуждены были снизить уровень абстрактности ряда входящих в опросник утверждений и заменить американские жизненные реалии русскими (особенно это коснулось пунктов F, L и М англоязычной версии).

Как показывает наш опыт, внесенные изменения не отразились на сопоставимости результатов. Например, американский и русский Аналитики, набравшие по соответствующим версиям опросника примерно одинаковую сумму баллов, имеют выраженное сходство в стиле мышления. Наличие двух параллельных версий опросника открывает хорошие возможности для выполнения кросс-культурных исследований и пополняет репертуар психологических методик для формирования совместных рабочих групп самого разного назначения.

Существенные дополнения, на наш взгляд, сделаны при описании разновидностей стилевых профилей и их содержательной интерпретации в 1, 2 и 3 главах.

Во-первых, мы попытались избежать упрощенческого подхода ("делай, как я"), свойственного многим научно-популярным изданиям, и там, где было возможно, постарались раскрыть ловушки, трудности и тонкости психологической интерпретации.

Во-вторых, гораздо больше внимания (по сравнению с оригиналом) уделено нами визуальной, без опоры на результаты тестирования, диагностике стилей мышления.

В-третьих, поскольку прошло почти десятилетие с момента второго издания книги А.Харрисона и Р.Брэм-сона, сделана попытка учесть опубликованные в доступных нам изданиях наиболее интересные и важные результаты исследований интеллектуальной деятельности, выполненные за это время за рубежом. Кроме того, естественным для нас было использовать для уточнения содержательной интерпретациии (в частности, описания стратегий) результаты отечественных исследований индивидуальных особенностей мышления когнитивных стилей и стилей деятельности.*

* В основном, мы опирались на работы Б. М. Теплом, В. С. Мерлина. Е. А. Климова, И. М. Палея, Ю. Н. Кулюткина, Г. С. Сухобской, В. А. Колги, М. А. Холодной и др.

В-четвертых, отвечая на запросы практики, мы несколько усилили личностную и поведенческую составляющие в описании стилей мышления, в основном касаясь коммуникации и взаимодействия между людьми в многочисленных примерах из нашей и американской жизни. Пожалуй, последних даже больше, и тому есть две причины. Многие ситуации, ставшие привычными для американцев, но оставшиеся и для них нелегкими (поиск работы после окончания колледжа, поиск источника финансирования проекта, управленческий кризис и т.д.), все чаще дают о себе знать и у нас. Грех было бы не воспользоваться чужим опытом, показывая не только эффективные решения, но и ошибки (конечно, в первую очередь обусловленные стойкой приверженностью к стратегиям определенного стиля и пренебрежением другими подходами). Возможно, когда наши читатели увидят, что "умные и практичные американцы" делают столь же нелепые ошибки в своих расчетах и решениях, как и "непредприимчивые русские", - кому-то станет легче, а кто-то перестанет заниматься самобичеванием и возьмется, наконец, за дело.

В главах, посвященных приемам влияния и интеллектуальному тренингу, мы были более свободны от концепции А.Харрисона и Р.Брэмсона. Однако - не безгранично, поскольку и способы влияния, и упражнения должны были соотносить с конкретными стратегиями и стилями мышления. Здесь нам удалось шире использовать как опубликованные материалы других ученых, так и собственный опыт консультирования и обучения.

В результате получилось то, что получилось. Мы будем искренне благодарны всем, кто, прочитав эту книгу с чисто познавательными, практическими или исследовательскими целями, возьмет на себя труд прислать нам свои критические замечания и пожелания, поделиться впечатлениями от своей работы по самопознанию и саморазвитию*.

* Корреспонденцию направлять по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, Российский Государственный педагогический университет им. А.И.Герцена, кафедра психологии, Алексееву А.А., Громовой Л.А.

 Перейти на страницу: "содержание" (продолжение)


Координация материалов. Экономическая школа





Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru