Об "ЭШ" Карта сайта, экономическая школа English, SEI Эксперты, мнения, книги, ЭШ Обратная связь, ЭШ Книжные серии, Серия "Этическая Экономия" Учебная литература для средней и высшей школы ИМЕНА Музыка, литература, искусство Словарь основных терминов_50 лекций по микроэкономике Имена и термины, Экономическая школа Альманах "Экономическая школа", выпуски 6 и 7 Иностранные языки Новости Дискуссии в Экономической школе Аналитическая школа Вехи экономической мысли Поиск и приобретение книг Учебники по экономике Учебные материалы и темы Журнал Экономическая школа Перечень английских экономических терминов A 200 великих экономистов Марк Блауг Координация матералов Экономическая школа Поиск терминологии, биографических материалов, учебников и научных работ на сайтах Экономической школы 50 тем и литература для подготовки студентами докладов по экономике_Экономическая школа The School of Economics
Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 

100 Hot Books (Амазон, Великобритания)





 

Путеводитель по книге Уикстида "Здравый смысл политической экономии" ("Common sense of political economy")

М. Блауг. Экономическая мысль в ретроспективе, с.450-460)

 

 

"Книга такого рода никогда не имела более неудачного названия,” — пишет Роббинс в своем введении к переизданию 1932 г. книги Уикстида "Здравый смысл политической экономии” (1910). "Это не "здравый смысл" в обычном смысле слова и не политическая экономия. Напротив, это наиболее исчерпывающее нематематическое изложение технических и философских трудностей так называемой маржиналистской теории чистой экономической науки из всех появлявшихся ранее на каком-либо языке".

 

Краткое вступление Уикстида к этой книге представляет собой четкий обзор ее основных сюжетов:

(1) принцип равенства предельных величин при управлении ресурсами как важнейшая тема экономической теории;

(2) критика концепции "экономического человека " как ненужного наследия предшествующего анализа;

(3) строгая демонстрация того, что теория остаточной ренты Рикардо, будучи должным образом сформулированной, есть теория предельной производительности;

(4) идея кривой предложения как кривой, обратной кривой спроса;

(5) попытка пересмотреть теорию законов отдачи и

(6) в противоположность Маршаллу постоянное напоминание о революционном характере концепции предельной полезности в экономической науке и о ее решительном разрыве с классическим способом экономических рассуждений.

 

Поведение потребителя

 

В первой главе "Здравого смысла" обсуждается теория поведения домохозяйств. Опровергнув возражение, согласно которому "наше поведение в значительной мере импульсивно и в значительной мере немотивированно", Уикстид вводит понятие "шкалы предпочтений", или, как бы мы выразились, обобщенную функцию полезности (с. 28-33). Уикстид не говорит, что свойство транзитивности или "постулат последовательности поведения" всегда соблюдается, но утверждает, что предположить транзитивность выбора разумно (с. 33-34, также с. 122-124). Надо сказать, что он слишком легко отделывается от этого вопроса. Далее следует длинная глава, дающая исчерпывающее толкование второго закона Госсена: удовлетворенность максимизируется тогда, когда ресурсы распределены между различными применениями таким образом, чтобы повсюду обеспечить равное удовлетворение потребностей. Немногие авторы когда-либо брали на себя труд объяснять далекому от математики читателю, почему предельное значение может быть выражено в терминах либо приращений, либо уменьшений и почему нарушения непрерывности и феномен неделимости не являются решающими препятствиями для предельного анализа. Закон "снижающейся психологической отдачи" излагается осторожно, чтобы не создалось ошибочное впечатление, будто предельная полезность блага должна монотонно убывать на всем интервале потребления (с. 82-83, см. также с. 435-438). Уикстид напоминает нам о необходимости предположения о постоянстве склонностей (стр. 84-86, см. также с. 491-492), но его иллюстрации действия законов, как бы прелестны они не были, - см. "притчу о молодом лентяе" и случай с Цезарем, "когда он преодолел Nervii" (с. 78-79), - вырождаются в иллюстрации для дилетантов. Обратите внимание на указание о загибающихся назад кривых предложения труда и на акцент на ожидаемых издержках в духе Джевонса.

 

Глава 3 связана с неделимыми благами длительного пользования, услуги которых накапливаются в течение определенного промежутка времени, что не дает возможности следить за предельными величинами. В аргументацию искусно вплетается идея предпочтения настоящего, не имеющая ничего общего с иррациональной недооценкой будущего (с. 112-114). Кратко рассматривается взаимозависимость между индивидуальными функциями полезности - эффекты Веблена (с. 115-116). К концу главы 3 выясняется, что все возможные возражения, выдвигавшиеся критиками против понятия потребителя, осуществляющего рациональные расчеты, были уже тем или иным образом затронуты. Но Уикстид никогда не ставил основной методологический вопрос: какова надлежащая мера абстракции при анализе поведения потребителя? Зачем предполагать, что индивид в принципе может осуществить "идеальное совпадение между предельными значимостями товаров и их рыночными ценами", если это допущение по общему признанию нереалистично?

 

В главе 4 мы совершаем "моментальный переход от личной экономики к общественной" и начинаем изучать "факторы, регулирующие условия, на которых предлагаются альтернативы". Изолированные акты обмена могут и не привести к определенному состоянию равновесия (с. 141-143), но в "обществе, осуществляющем обмен, имеет место постоянная тенденция к установлению равновесия", такого, что "относительные предельные оценки, сформированные всеми индивидами по поводу всех пригодных к обмену товаров, запасами которых они обладают, равны" (с. 143). Это не означает, что "совокупное благосостояние в состоянии равновесия максимизируется, так как не существует теоретических методов сопоставления ощущений и опыта двух разных людей" (с. 145-150, см. также с. 170). Далее читателю следует обратиться к главам 1-4, тома II, которые демонстрируют, как строить кривые совокупной и предельной полезности наряду с кривыми индивидуального и совокупного спроса. Трактовка потребительского излишка великолепна и избегает большинства "ловушек", связанных с этим понятием: предельная полезность денег должна быть приблизительно постоянной, индивидуальные излишки не аддитивны, так как каждая из кривых предельной полезности строится на основе предположения о прочих равных условиях, и потребительский излишек не имеет какого-либо значения, так как "общественные кривые цен и количеств товара, могущего быть проданным, не могут быть проинтерпретированы психологически, хотя они и опираются на психологическую основу" (с. 467-490). Уикстид подчеркивал, что потребление всех товаров взаимозависимо (с. 478-479); худшие блага кратко обсуждаются в приложении к главам 2 и 3 (с. 490-491).

 

Содержание максимизируемой величины

 

Возвращаясь к главе 5 первого тома, мы находим детальный анализ понятия "экономического человека” (homo oeconomicus). В знаменитом отрывке Уикстид раскрывает противоречие между интроспективным и бихевиористским подходами к экономической теории: "Мы можем либо игнорировать все мотивы скопом, либо признавать все их действующими, но мы никак не можем выбирать мотивы, которые мы будем или не будем признавать оказывающими влияние на экономические условия" (с. 165). Он указывает, что "экономические факторы и отношения не содержат внутренней тенденции к выправлению социальных несправедливостей и не сочетаются с какой-либо идеальной системой справедливого перераспределения" (с. 169). Вульгарная доктрина гармонии отвергается убедительно и красноречиво (с. 189-192), и в целом эта глава в которой автор настаивает на невозможности выделения "экономических мотивов" и делает акцент на сопоставлении затрат и результатов, присущих рациональной деятельности, сегодня читается как вступление к "Природе и значению экономической науки" Роббинса3.

 

Ценообразование

 

После этого отступления мы возвращаемся к проблеме ценообразования в главе 6. Индивидуальные шкалы предпочтений складываются для получения коллективных шкал, которые по сути представляют собой кривые рыночного спроса, отражающие намерения не только покупателей, но также и продавцов при "отправной цене" (с. 229-234). Обратите внимание на краткое обсуждение проблемы, впервые проанализированной Вальрасом: окончательное равновесие на рынке не является независимым от той траектории, которую рынок проходит при движении к точке равновесия (с. 226-227). Эта глава завершается интересным описанием целого круга возможных форм рынков, начиная от восточного базара, где в каждой отдельной сделке продавцы и покупатели устанавливают все цены, торгуясь друг с другом, вплоть до конкурентной розничной торговли по котировочным ценам и монополизированных рынков (с. 248-261).

 

Предложение как обратная сторона спроса

 

Здесь мы должны сделать паузу и проанализировать понятие "отправной цены" (reserve price) у Уикстида. У потенциальных продавцов существует отправная цена. Если рыночная цена опускается ниже этого уровня, сами продавцы начинают предъявлять спрос на продаваемые ими блага. Таким образом, кривая рыночного спроса показывает денежную оценку предельной удовлетворенности, получаемой от различных объемов благ каждым рыночным агентом. В порыве воодушевления Уикстид даже дошел до отрицания существования кривых предложения: "что можно сказать о кривой предложения, которая во взаимодействии с кривой спроса обычно выступает в качестве детерминанта цены? Я говорю смело и напрямик: ничего подобного не существует". Но затем он добавляет: "То, что обычно именуется кривой предложения, — это на самом деле кривая спроса тех, кто обладает товаром" (с. 785, см. также с 506-507,516,823-824).

 

 

 

Аргументация Уикстида, очевидно, корректна, если мы считаем предложение долей данного запаса благ OR, продаваемой на рынке "производителями", которые сами являются "потребителями" этого продукта. Здесь мы имеем дело с рыночным периодом Маршалла, за тем исключением, что продавцы и покупатели здесь не представляют собой различные, четко очерченные группы индивидов. Уикстид предполагает, что продавцы предъявляют собственный спрос на свой же продукт, если цены падают ниже отправной цены р2 (см. рис. 11-12). Маршаллова кривая предложения SS может быть построена на основании количеств, которые продавцы хотели бы сбыть при каждом уровне цен. Но Уикстид предлагает прибавить к кривой спроса покупателей кривую собственного спроса продавцов: ее точки всегда определяются как вертикальные разности между объемом суммарного запаса ОR и количеством, предлагаемым продавцами вдоль Маршалловой кривой предложения. Например, при цене р1 мы добавляем cd = аb к кривой спроса покупателей и получаем кривую совокупного рыночного спроса DD, пересекающую линию RR при цене р, причем ОМ продается покупателям; а МR удерживается продавцами. Следовательно, строим ли мы кривую предложения или нет, равновесная цена — это та, при которой новый спрос плюс спрос самих продавцов равны общему количеству благ. Обратите внимание также, что кривая совокупного спроса Уикстида идентична кривой избыточного спроса ED центрированной по ценовой оси.

 

Доктрина альтернативных издержек (издержки упущенной возможности)

 

Так как в конструкции Уикстида получаются те же цена и количество, что и у Маршалла, мы можем только удивляться, почему Уикстид столь настаивал на идее "предложения как обратной стороны спроса". Обратимость кривых предложения — повседневная практика на рынках, где дилеры распродали все свои запасы. Но на большинстве рынков потребительских товаров производители сами не потребляют произведенного ими, и их продукт меняет хозяина лишь однажды. Для рынков сельскохозяйственных продуктов фондового и денежного рынка схема Уикстида может прояснять суть дела. Но на большинстве рынков, где ведется непрерывное производство для четко очерченной группы потребителей, маршаллов "крест” более пригоден и понятен. Причина той страстности, с которой Уикстид настаивает на обратимости кривых предложения, лежит в усвоенном им центральном предположении австрийцев, что предложение всех производительных ресурсов фиксировано. Он хотел показать, что, по выражению Робинса, "все психологические переменные могут быть представлены как феномены спроса, предъявленного на фиксированные запасы — продуктов, факторов, времени или человеческих возможностей". Понятие обратимых кривых предложения впервые появилось в знаменитом примере Бём-Баверка о рынке лошадей, где производители сами являются фермерами, предъявляющими спрос на лошадей. Здесь предложение обусловливается не "реальными издержками” изготовления товара, а издержками отказа от других направлений его использования, включая и использование самим производителем. Визер обобщил пример Бём-Баверка в доктрине альтернативных издержек: при заданных объемах запасов производственных факторов конкуренция распределит их услуги так, чтобы уравнять их предельные продукты в денежной форме по всем направлениям использования. Издержки изготовления товара отражают не что иное, как цены, предлагаемые за услуги факторов, используемых для его производства, другими конкурирующими производителями; они представляют собой платежи, необходимые для привлечения факторов, используемых для его производства; они представляют собой платежи, необходимые для отвлечения факторов от наиболее выгодных из других способов их использования. В состоянии равновесия предельная производительность ресурсов по всем направлениям их использования и издержки отказа от возможностей, альтернативных производству дополнительного количества любого товара, уравниваются. Таким образом, как любил говорить Уикстид, производственные издержки есть просто-напросто не более чем "предельная значимость чего-либо другого".

 

Значение доктрины альтернативных издержек для тех, кто ее выдвигал, состояло в том, что она демонстрировала ошибочность теорий ценности, основанных на "реальных издержках". Австрийцы с пренебрежением отзывались о двусторонней теории Маршалла, в которой в качестве уступки классической экономической теории цены предложения побуждают факторы к работе, преодолению физических ограничений и субъективного сопротивления. Теория альтернативных издержек представила как спрос, так и предложение зависящими от полезности, сведя все издержки к отказу от полезности. Уикстид отмечал, что "отсюда производственные издержки могут повлиять на ценность чего-либо только потому что они сами представляют собой ценность другой вещи. Таким образом, то, что получало различные названия — "полезность", "желанность" (ophelimity) или "вожделенность" (desiredness), — есть единственный и решающий детерминант всех меновых ценностей" (с 391). И снова, после демонстрации того, как цена основного капитала может анализироваться без построения кривой предложения, Уикстид обобщил свою аргументацию для случая непрерывного производства: издержки производства есть не более, чем форма, в которой мне сообщается о "желанности" обладания вещью для какого-либо другого человека. Когда мы берем кривую совокупного спроса на любой из факторов производства, мы снова видим, что она целиком составлена из индивидуальных потребностей и моя корректировка моих потребностей применительно к условиям, навязанным чужими потребностями, абсолютно одной и той же природы, покупаю ли я капусту или факторы для производства листовой стали... До тех пор, пока мы полностью не осознаем той истины, что издержки производства одной вещи есть не что иное, как другое наименование эффективности производства других вещей, мы окончательно не освободимся от древнего заблуждения (о реальных издержках), которое столь часто выгоняли через дверь, всегда оставляя при этом окно открытым для его возвращения” (с. 788). Достаточно примечательно, что Уикстид добавил сноску, в которой признал, что "как только мы удаляемся с рынка и рассматриваем длительные промежутки времени, может случиться так, что нечто вроде "кривой предложения” окажется уместным. Условия, при которых природа увеличивает предложение некоторого вида сырья, например, не могут считаться отправными ценами, в которых она выражает свою собственную потребность!"

 

 Альтернативные издержки и цены факторов

 

Перед тем, как разрешить это противоречие между подходами Маршалла и австрийской школы, рассмотрим, как в действительности Уикстид применяет доктрину альтернативных издержек к доходам, зарабатываемым производительными факторами. В гл. 7 он представляет рынок капиталов как рынок авансов (the market in advances), на котором сегодняшний доход обменивается на будущий; ставка процента выражает условия, на которых индивидам доступны эти альтернативы. Ставка процента положительна, так как требования на будущий доход будут по той или иной причине превосходить требования на сегодняшний доход; за проницательным обсуждением причин существования потребительского кредита (с. 268-280) следует эклектическое и далеко уходящее рассмотрение "природы процента" (с. 280-310, см. также с. 748-753). Решительно утверждается, что сбережения не являются функцией ставки процента, по крайней мере в долгосрочном аспекте (с. 294-298).

 

Аналогично, нельзя предполагать, что предложение труда формируется в соответствии с принципами рационального учета издержек, т. е., в соответствии с дисконтированной ценностью ожидаемых доходов за вычетом расходов на создание и поддержание способности к труду — вспомните похожие замечания Маршалла [см. глава 10, раздел 32]: "Производство недифференцированной рабочей силы (human capacity) должно с технической точки зрения рассматриваться как "потребление”, а не производство... Следовательно, в целом вопрос о конечном предложении рабочей силы уводит нас далеко за пределы экономического исследования” (с. 336-337). Для других ресурсов, кроме труда, существует постоянная тенденция к равновесному распределению, уравнивающая предельную значимость продукта при всех способах использования каждого ресурса. Уикстид допускает, что, будучи приложенной к труду, эта доктрина подвержена определенным ограничениям. Благодаря разделению труда отправная цена труда в краткосрочном аспекте в действительности равна нулю (с. 324). Более того, рабочая сила, как известно, иммобильна относительно различных родов деятельности, и профессиональная подготовка зачастую в большей степени зависит от финансового положения родителей, нежели от ожидаемой нормы дохода (с. 332-336). Тем не менее, каждый рабочий осуществляет предельное замещение заработка досугом, и "оплата труда, коль скоро она определяется экономическими факторами, подчиняется закону рынка точно так же, как и цена товара" (с. 338). Предположительно, это означает, что труд будет предлагаться при заданной ставке заработной платы в том объеме, который приравняет предельную норму замещения между досугом и трудом к ставке заработной платы (см. с.522-526), тогда как в то же самое время формирующееся таким образом предложение будет распределяться между родами деятельности так, чтобы уравнять предельные издержки изготовления каждого товара в терминах всех остальных.

 

Но ограничения теории альтернативных издержек в приложении к труду, распространяются дальше, чем представлялось Уикстиду. Как показал Адам Смит, конкуренция стремится уравнять не "денежные доходы" (monetary returns), а "чистые преимущества" (net advantages) различных родов деятельности для индивидов. И если различия в физических издержках между двумя родами деятельности результируются в различных суммарных заработках однородных единиц труда, то издержки на труд в одной отрасли не равны альтернативному продукту, который труд мог бы произвести в другой отрасли. Это означает, что "реальные издержки" в форме относительной тягости различных родов деятельности оказывают воздействие на распределение трудовых ресурсов между конкурирующими производственными направлениями. Проблема даже еще глубже. Для того чтобы рынок уравнял как бы то ни было проинтерпретированные альтернативные издержки, рассматриваемый ресурс должен быть способен к предельным приращениям. Но труд, как правило, не может продавать свои услуги в варьирующихся пропорциях разным покупателям: выбор между различными видами труда — это по существу представляет собой решение типа "или-или". Решение рабочего занять вакансию — не предельный выбор, и поэтому представляется, что существует фундаментальное несходство между распределением людских и прочих ресурсов.

 

Противоречие между теорией альтернативных издержек и теорией реальных издержек может быть разрешено формально посредством трактовки досуга и "приятности труда" как субститутов. Либо мы говорим, что оптимальное распределение услуг труда между различными отраслями и родами деятельности приравнивает расхождения в ценности предельных продуктов этих услуг к различиям в предельной тягости труда, либо мы говорим, что оно уравнивает альтернативные издержки (включающие неденежные доходы), сопутствующие производству данного продукта. Выбор деятельности с меньшим денежным доходом и меньшей тягостью труда должен теперь трактоваться как покупка рабочим одновременно досуга и "приятности работы". Таким образом, различия в денежных доходах однородных единиц труда представляют собой цены, уплачиваемые рабочими за различные условия труда. С помощью этой словесной эквилибристики мы можем спасти утверждение, что равновесные цены будут равны альтернативным издержкам. Тем не менее, факт остается фактом: если только рабочим не безразличен род занятия и если предложение факторов производства не является абсолютно неэластичным, кривая производственных возможностей, на которой находятся все достижимые оптимальные уровни производства при данных количествах факторов определена неоднозначно. Мы можем сказать, что равновесные цены будут равны наклону кривой производственных возможностей, но мы не в состоянии изобразить единственную кривую производственной трансформации на основе данных количеств труда, капитала и земли.

 

Благодаря своей терминологии, теория альтернативных издержек обладает тем преимуществом, что концентрирует внимание на вопросе статической эффективности распределения ресурсов. Но пренебрежение краткосрочными флуктуациями предложения рабочей силы оставляет нас в области неопределенности. Можно спорить об эмпирической значимости этой области — этому посвящена большая часть дискуссий о теории тягости труда Джевонса [см. гл. 8, раздел II] между Маршаллом и Эджуортом, с одной стороны, и Внзером и Бём-Баверком, с другой, — но ее существования отрицать нельзя. Теория реальных издержек предполагает переменное предложение факторов даже в краткосрочном плане и превосходит теории альтернативных издержек по степени соприкосновения с проблемой динамической эффективности, затрагивающей рост населения и накопление капитала.

 

         Распределение

 

Уикстид отрицает не только классическую триаду, но и любую попытку определенным образом перечислить факторы производства: "Мы уже знаем, что один и тот же принцип определяет претензии их всех, так что деление, если бы можно было его произвести, не будет иметь никакого теоретического значения" (с. 367). Каждый фактор, включая предпринимателя, который трактуется как отдельный исчислимый фактор, получает долю, определенную его предельным продуктом (с. 367-372). Он отказывается от концепции "исчерпанности" продукта платежами факторам согласно их предельным производительностям (с. 373n), но на деле не оставляет этой мысли. "В определенных пределах даже наиболее не подходящие для этого факторы производства могут замещаться друг другом в предельном состоянии и таким образом могут быть приведены к общей для них мере предельной "эксплуатационной пригодности" (serviceableness-in-production) (с. 361, см. также с. 779, 789); при данной полной замещаемости между факторами ни одна доля при распределении не может являться остаточной величиной (см. с. 792). Достаточно интересно, что Уикстид прекрасно знал, что предприниматель на самом деле вовлечена "череду спекулятивных сделок, основывающихся на предварительных оценках". Он здесь очень близко подходит к тому, чтобы сказать, что присутствие неопределенности создает возможность извлечения прибыли из расхождения между предвосхищаемыми и реализованными предельными продуктами (с. 372-373, также с. 798).

 

Законы производственной отдачи

 

Мы переходим к главе 5 второго тома, где рассматриваются законы производственной отдачи. В противоположность Маршаллу Уикстид проводит ясное различие между снижающейся отдачей от приращений одного из производственных факторов и снижающейся отдачей от увеличения масштабов предприятия (с. 627-528). Закон убывающей отдачи в первом смысле именуется "аксиоматической формулировкой универсального принципа". Но это справедливо в строгом смысле, только если производственная функция линейно однородна, что Уикстид не признает за общий случай (с. 529, 534). Классическое обобщение, согласно которому убывающая отдача характерна для сельского хозяйства, в то время как возрастающая отдача характерна для промышленного производства, логично отвергается (с. 533). Тем не менее, "будь то в сельском хозяйстве или в промышленности, представляется общим правилом, что когда под влиянием возросшего спроса производство увеличивается и выходит за существующие границы, поначалу издержки производства растут, но, в конечном счете, они снижаются" (с. 534). Отчасти путаница в трактовке Уикстидом законов отдачи заключается в том, что он, похоже, не считает возрастающую отдачу примером экономии на масштабе для фирмы. Когда он изображает убывающую кривую предложения, имеется в виду кривая LRAC (долгосрочных средних издержек) отрасли (с. 353). Таким образом, он заключает, что все обратимые краткосрочные и долгосрочные кривые предложения для отрасли возрастают, тогда как кривые исторических издержек убывают (с. 537-539). Это может объяснить, почему он не обнаружил несовместимости возрастающей отдачи с совершенной конкуренцией (с. 529-530). В любом случае, хотя эта глава знаменует собой значительное продвижение вперед по сравнению с обсуждением законов отдачи у Маршалла, она далека от адекватного представления предмета. Должно было пройти двадцать лет, чтобы проблема отраслей со снижающимися издержками была удовлетворительно разрешена Винером и другими учеными.

 

Опровергая теорию, согласно которой "рента не включается в издержки”, Уикстид не указывает на то, что предположение Рикардо о фиксированности количества земли в действительности означает, что рента не является статьей издержек с точки зрения общества (с. 540-542). Странно, что Уикстид, столь верующий в национализацию земли (с. 686-690), не стал обсуждать социальный подтекст относительной фиксированности предложения земли. Тем не менее, здесь, как и всюду в "Здравом смысле", он вновь повторяет свое мнение, что земля в конечном счете количественно неограниченна, даже если говорить о Великобритании (с. 365, 533). Эта глава заканчивается попыткой способствовать "ликованию народов" посредством победы над мальтузианским призраком снижающейся отдачи от последующих приложений рабочей силы (с. 546-549).

 

Закон ренты

 

Глава 6 заслуженно является наиболее знаменитой главой во всей книге. С характерной для него тщательностью Уикстид демонстрирует, что рента, определенная как область со смешанной (mixtilinear) границей под кривой предельного продукта труда и капитала, идентична ренте, определенной как область с прямолинейной (rectilinear) границей под кривой предельного продукта земли. Снова Уикстид не делает акцента на том, что это справедливо только в случае, когда производственная функция однородна и притом первой степени. Его численные примеры, однако, явно предполагают постоянную отдачу (см. с. 555), и теперь универсальность "исчерпанности" продукта просто категорически провозглашается (стр. 573). Практика именования "рентой” всех без изъятия излишков резко осуждается на том основании, что она способствует употреблению ненаучных теорий "претендента на остаточный доход" (residual-claimant theories), Привычка определения "земли" в духе Рикардо как "бесплатного дара природы", как полагает Уикстид, должна быть отброшена раз и навсегда (с. 537-540).

 

Прикладная экономическая наука

 

Глава 7 о банковском деле и валюте содержит очень немного неожиданностей. Способность банков к созданию кредита понимается абсолютно неправильно (с. 587), но вряд ли можно было ожидать чего-то иного от довоенного изложения данного предмета. Правда, механизм депозитного мультипликатора был давно разъяснен Торренсом и позже Маршаллом, но среди экономистов он был далеко не азбучной истиной [см. гл. 15, раздел 11). Количественная Теория денег критикуется как тавтология, в результате чего Уикстид затрудняется объяснить, каким образом поддерживается ценность неконвертируемых банкнот (с. 610-622). Том III заключает в себе "образчики анализа" прикладной экономической науки. Анализ азартных игр выдержан абсолютно в духе Маршалла. Жилищная проблема затрагивается, но по-настоящему не исследуется (с. 634-636). Краткое замечание о добровольной безработице сопровождается обсуждением повторяющихся общих кризисов, которое могло бы выйти из-под пера Дж.Ст. Милля полувеком ранее (с. 637-640). Упоминаются проблемы общественного учета: "Услуги", за которые уплачиваются "срамные деньги" (wages of shame), составляют часть национального дохода в той же степени, что и любые другие; но если Порция - жена Брута, а не шлюха, ее "общение" с ним перестает учитываться в национальном доходе" (с. 651).

 

Мысль о том, что с помощью текущего дохода на душу населения можно оценить, сколько получит каждый в результате уравнительного распределения, убедительно опровергается; цель доводов Уикстида - показать, что оценка национального дохода не свободна от воздействия его распределения, - бесспорный момент, который, тем не менее, часто бывает упущен (С. 652-656). Уикстид демонстрирует, что перераспределение сделает "реализаций типичного идеала среднего класса невозможной", однако его аргументы в целом склоняются в пользу "уравнительного" перераспределения доходов (с. 652-658). Искусно разоблачаются протекционистские настроения, основывающиеся на политике "разбогатей за счет соседа” (с. 666-675). Преимущества расширения масштабов государственного сектора и других форм коллективной деятельности рассматриваются сочувственно (с. 675-683, см. также с. 341-342). Благодаря немногочисленности покупателей на рынке труда "работники, взятые в совокуп мости, при заключении сделки с работодателем находятся в невыгодном положении" (с. 690) - одна из "особенностей труда", отмечаемых Маршаллом. Когда предельные издержки труда превышают средние, конкуренция между работодателями не в состоянии поднять ставки заработной платы до уровня предельной ценности продукта труда (с. 691-692). Это в особенности справедливо тогда, когда проникновение фирм в отрасль ограничено (с. 692). Но "выявляя экономическую целесообразность коллективных договоров, мы также раскрыли теоретическую возможность их проявления в качестве экономически деструктивной силы (с. 692), Книга завершается обзором мер, которые могли бы быть предприняты с целью смягчения экономической проблемы бедности.

 

РЕКОМЕНДАЦИИ К ДАЛЬНЕЙШЕМУ ЧТЕНИЮ

 

Полезный обзор истории теории предельной производительности, в особенности касательно труда содержится в книге Douglas 'Theory of Wages9, гл.2, и статье P.A.Samuelson "Economic Theory and Wages" в сборнике "The Impact of the Union", ed.D. McCord Wright (1951). По поводу исторических баталий между вторым поколением маржиналистов и современными апологетами доктрины фонда заработной платы см. очерк S, Gordon "The Wage-Fund Controversy: The Second Round" (HOPE. Spring 1973). В работе D.H.Robertson "Wage Crumbles", Economic Fragments (1931), перепечатанной в книге под редакцией Fellner, Haley "Readings in thé Theory of Incóme Distribution", обсуждаются буквально все критические выступления против теории заработной платы, основанной на предпосылках предельной производительности. См. также обзор F.Machlup "The Meaning of the Marginal Product", перепечатанный в только что упомянутых "Readings" и в его "Essays on Economic Semantics". В статье G.F.Bloom "А Reconsideration of the Theory of Exploitation" (QJE, 1941), перепечатанной в тех же "Readings", подвергается тщательному пересмотру доктрина эксплуатации Пигу. Поучительная дискуссия между Р. Лестером и Ф. Махлупом по поводу эмпирической состоятельности теории предельной производительности на рынках труда на страницах AER в 1946-1947 гг., перепечатана в REA II. Краткое, но содержательное обсуждение вопроса можно найти в трудах Schumpeter "History of Economic Analysis", c. 939-944, и Hutchison "Review of Economic Doctrines", c. 315-319. W. J. Fellner оценивает "Значение и ограничения современной теории потребления" ("The Significance and Limitations cf Contemporary Distribution Theory" (AER. May 1953), представляющей собой теорию предельной производительности со стороны спроса.

 

В вопросе о роли проблемы "исчерпанности" продукта в генезисе теории предельной производительности обязательна ссылка на книгу Stigler "Production and Distribution Theory", гл. 12; см. также гл.7 о теории вменения Визера и гл. 11, с. 296-308 о теории предельной производительности Кларка. Обзор Флакса 1894 г. "Очерка" Уикстида перепечатан в книге Baumol, Goldfeld "Precursors in Mathematical Economics". В работе Джоан Робинсон "Euler's Theorem and the Problem of Distribution" (JE. 1934), перепечатанной в ее "Collected Economic Papers", I, проведен блестящий анализ экономического смысла "исчерпанности” продукта; однако, ее понятие предельной производительности предпринимателя спорна Шумпетер в "Истории экономического анализа", с. 1026-1052, дает обзор общего понятия производственной функции, цитируя современную ему литературу.

 

По поводу линейного программирования см. краткие разъяснения R.Dorfman "Mathematicalor "Linear" Programming" (AER. 1953), перепечатано в книге "Readings in Microeconomics", ed.D.R. Kamerschen (1967), и WJ. Baumol "Activity Analysis in One Lesson9 (AER. December 1958); а также расширенную трактовку в книге Дорфмана, Самуэльсона и Солоу "Linear Programming and Economic Analysis", особенно гл, б, 7 и 8, а также Baumol "Economic Theory and Operations Analysis", гл, 5,6,7 и 12.

 

Классическим трудом по вопросу об оптимальном размере фирмы (optimum firm) является книга Е. A.G. Robinson "The Structure of Competitive Industry" (1932), гл. 2-7. См, также авторитетный очерк Н. Калдора — N. Kaldor "Equilibrium of the Firm" (EJ. 1934), перепечатанный в его книге "Essays on Value and Distribution". Выступление Чемберлина против тезиса неделимости было предпринято в его очерке "Proportionality, Divisibility and Economies of Scale", QJE, перепечатано в его книге "Theory of Monopolistic Competition", приложение В: помимо ее центральной темы, эта статья значительна еще и с педагогической точки зрения. См. также статьи Т.М. Whitin, М.Н. Peston "Random Variations, Risk and Return to Scale" (QJE. November 1954); и H. Leibenstein "The Proportionality Controversy and the Theory of Production" (QJE. November 1955), перепечатана в книге Kamerschen "Readings in Microeconomics". Заметная статья о связи между статической теорией фирмы и эмпирическим наблюдением в связи с размерами фирм — E.Penrose."Limits to die Growth and Size of Firms" (AER. May 1955), расширенная в ее книге "The Theory of the Growth of the Firm" (1959, переиздана в 1980). Некоторые из приложений экономической динамики к теории фирмы обсуждаются в книге M.W.Reder."Studies in the Theory of Welfare Economics" (1947), гл. 9-10.

 

Обзор математических свойств линейно-однородных производственных функций можно найти в трудах R.G.D. Allen "Mathematical Analysis for Economists" (1938), c. 269-274,284-289,315-322,340-343 и 369-374, и Baumol "Economic Theory and Operations Analysis", гл. 11. В статье PJ. Lloyd "Elementary Geometric/Arithmetic Series and Early Production Theory" (JPE. January/February 1969), дается обзор вклада Тюнена в концепцию производственной функции. Хикс в статье "Marginal Productivity and the Principle of Variation" (Ec. February 1932), обсуждает нежелание Парето предположить вместо фиксированности технологических коэффициентов их изменчивость. W. Jaffe проливает "новый свет на давний спор": "New Light on an Old Quarell: Barone’s Unpublished Review of Wicksteed’s "Essays on the Coordination of the Laws of Distribution” and Related Documents”,"Cahiers Vilfredo Pareto", 1964, перепечатано в книге" Wiliam Jaffe’s Essays on Walras”, ed. Walker. Дуглас (P.H.Douglas) дает краткий обзор генезиса производственной функции Кобба-Дугласа в книге "The Theory and Empirical Analysis of Production”, ed. M. Brown (1967). Самуэльсон (P.A.Samuelson) посвящает одно из своих блестящих исторических эссе оценке производственных функций и предельных производительностей: "Paul Douglas’s Measurement of Production Functions and Marginal Productivities” (JPE. October 1979).

 

По поводу различных значений, которые исторически присваивались термину "предприниматель", см.книгу L.M. Fraser "Economic Thought and Language” (1937), гл. 15. Критика Эджуорта общепринятой доктрины предпринимательства обсуждается в книге Stigler "Production and Distribution Theory", гл. 15, с. 125-129. Шумпетер в "Истории экономического анализа", с. 893-898, рассматривает понятие предпринимательской функции и объясняет, почему следует избегать построения кривых предложения услуг предпринимателя. Канбур (S.M.Kanbur) в статье "А Note on Risk-Taking, Entrepreneurship and Economic Theory" (HOPE. Winter 1980), развивает странную мысль Шумпетера, согласно которой деятельность предпринимателя перед лицом не поддающейся страхованию неопределенности никоим образом не включает несение бремени риска, требующее вознаграждения. Блестящая, подробная история теории предпринимательства — книга R.F. Hebert, A.N. Link "The Entrepreneur. Mainstream Views and Radical Critiques" (1982). По поводу теории предпринимательства современной австрийской школы см. I.Kirzner "Competition and Entrepreneurship" (1973) и "Perception, Opportunity and Profit. Studies in die Theory of Entrepreneurship" (1979), а относительно попытки придать вторую жизнь неоклассической теории предпринимательства см. Casson "The Entrepreneur. An Economic Theory" (1982).

 

Найт в книге "Risk, Uncertainty and Profit" (1921) прослеживает историю теории прибыли вплоть до публикации его этапной работы. Статья J.F. Weston "The Profit Concept and Theory: A Restatement" (JPE. 1954), перепечатано в RHET и в книге "Readings in Microeconomics" под редакцией Камершена (Kamershen), обрисовывает историю дискуссии начиная с этого момента, и защищает теорию неопределенности. Гл. 3 книги В. Bret"Theories contemporaines du profit” (1956) содержит прекрасное критическое обсуждение теории неопределенности Найта. См. также книгу WJ. Fellner "Probability and Profit" (1965), гл. 5, где приводятся наиболее современные достижения в теории прибыли на основе неопределенности.

 

Раздел о техническом прогрессе основан на моей статье "Survey of the Theory of Process-Innovations" (Ec. 1963), перепечатано в книге "Penguin Modem Economic Readings: The Economics of Technical Change", ed. N. Rosenberg (1971), содержащей подробные ссылки на классификацию инноваций Хикса-Робинсон-Харрода. Графическое выведение эластичности замещения ведет свое начало от работы R.W.Jones "Neutrar Technological Change and die Isoquant Map» (AER. September 1965).

 

По поводу механизма индуцирования см. работы WJ. Fellner "Two Propositions in the Theory of Induced Innovations" (EJ. 1961), перепечатанную в Rosenberg "Penguin Modem Economics Readings: The Economics of Technical Change”, и "Does the Market Direct the Relative Factor-Saving Effects of Technological Progress?" , NBER, The Rate and Direction of Inventive Activity (1962). W.D. Nordhaus в работе "Some Skeptical Thoughts on the Theory of Induced Innovations” (QIE. May 1973) дает обзор последних новшеств в данной области.

 

Текущее состояние теории макрораспределения хорошо представлено в работе R.M. Solow "A Skeptical Note on the Constancy of Relative Shares" (AER. September 1958); а также в работе M.W. Reder "Alternative Theories of Labour's share", Allocation of Economic Resources, ed. M. Abramovitz (1959, в бумажной обложке). N. Kaldor в статье " Alternative Theories of Distribution" (REStud. 1957), перепечатанной в RHET, а также в работе "Essays on Value and Distribution" выявляет интересное противоречие между классической и неоклассической теориями распределения, с одной стороны, и собственной посткейнсианской теории — с другой. Критика Кембриджской школы по поводу теории предельной производительности, а также в адрес принадлежащей Калдору теории распределения более подробно изложена в моей работе "Cambridge Revolution: Success or Failure?” (1974, в бумажной обложке).

 

О работе Wicksteed "Common Sense" см. Stigier "Production and Distribution Theories", chap. 3; Hutchison"Review of Economic Doctrines", chap. 5, и введение Л. Робинса к работе "Common Sense", перепечатанное в его работе "Evolution of Modem Economic Theory". Интересен портрет унитарианского священника, исследователя античности и экономиста, представленный в работе С.Н. Herford "Philip Henry Wicksteed: His Life and Work" (1931). Читатель может составить для себя точное представление о противоречиях между теориями реальных и альтернативных издержек" вникнув в написанные Эджуортом обзором некоторых австрийских публикаций 90-х гг. прошлого века, перепечатанные в работе F.Y. Edgworth "Papers Relating to Political Economy”, III, pp. 31-32,50-64. В классическом эссе "On Certain Ambiguity in the Conception of Stationary Equilibrium" (EJ. 1930), перепечатанном в REA I, Роббинс показал, Что битва между английской и австрийской школами проистекла "из неспособности некоторых ее участников понять, что в отношении условий равновесия каждая сторона исходит из своей системы посылок... Маршалл и Эджуорт исходили из переменного предложения капитала и труда, что было типичным для классической концепции равновесия, а Бём-Баверк я Визер исходили из фиксированности предложения, что соответствовало статической теории Кларка. Уступки Бём-Баверка теории отрицательной полезности рассмотрены в работе Stigier "Production and Distribution Theories", pp. 182-182.

 

О недостатках доктрины альтернативных издержек применительно к распределению рабочей силы между сферами занятости см. работу F.H. Khight "The Common Sense of Political Economy" (JPE. October 1934). Конфликт между английским и австрийским подходами к природе издержек разгорелся с новой силой в 30-х гг. по поводу теории международной торговли: см. Viner "Theory of International Trade", pp. 489-493 и 516-526; G. Kaberler "Real Costs and Opportunity Costs"(ISSB. Spring 1951); и работу J. Vanek "An Afterthought on the "Real Cost-Opportunity Cost" Dispute and Some Aspects of General Equilibrium Conditions of Variable Factor Supplies” (REStud. June 1959), частично воспроизведенную в его труде "International Trade: Theory and Economic Policy" (1926), chap. 12.

 

Примечание к главе 11

 

1 Русскому слову "распределение" в англоязычной экономической литературе соответствуют два термина: allocation и distribution.

Первый из них употребляется, когда речь идет о распределении производственных ресурсов между различными видами применения. Второй - когда обсуждается распределение продукта, а точнее, его стоимости между факторами производства и соответственно их собственниками.

2 Краткое изложение Визером своей теории вменения дохода читатель найдет в кн.: Австрийская школа в политической экономии: К.

Менгер, E. Бём-Баверк, Ф. Визер. М.: Экономика, 1992. С. 456-470.

 

3 Русский перевод первой главы этой классической работы о предмете и методе экономической теории см.: ТЕЗИС: теория и

история экономических и социальных институтов и систем. Том 1. Вып. 1.1993. С. 10-21.

 

См. также:

Марк Блауг. Уикстид Филип Генри (Wicksteed Philip Henry (1844 — 1927))

Вехи экономической мысли, том третий. Рынки факторов производства

 

 

 

Вернуться на страницу «Дополнительные чтения»

Координация материалов. Экономическая школа







Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru